Корпоративное право как разрешить тупиковые ситуации (deadlock)

Самое важное в статье: "Корпоративное право как разрешить тупиковые ситуации (deadlock)" с комментариями и выводами профессионалов. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то на них всегда может ответить наш дежурный юрист.

Дедлоки и выходы из них

Нередко у собственников бизнеса расходятся взгляды на дальнейшее развитие компании – так рождаются корпоративные конфликты. Порой эти конфликты доходят до крайней стадии, когда существование в рамках одной компании становится невозможным.
Все мы помним противостояние Павла Дурова и Mail.ru. Тогда Mail.ru все-таки победил, используя ощутимое преимущество в мощи: на момент начала конфликта у Павла было 12% акций, тогда как у Mail.ru 40%.

«Техасская перестрелка» (texas shoot-out) – стороны направляют независимому лицу запечатанные предложения о покупке у другой стороны доли по определенной цене. После этого, конверты вскрываются. Лицо, предложившее наибольшую цену обязана купить, а другая сторона продать, акции или доли по цене, указанной в предложении.

«Голландский аукцион» (dutch auction) – вариант техасской перестрелки. Участники общества указывают минимальную цену, за которую они готовы уступить другой стороне долю в компании. Сторона, указавшая максимальную цену, покупает у других сторон их доли на условиях, которые они указали в предложениях.

«Русская рулетка» (russian roulette) – при наступлении дедлока одна из сторон направляет другой предложение о выкупе доли по определенной цене. Получившая предложение сторона должна либо продать все свои акции по предложенной цене, либо выкупить акции оферента на указанных условиях.

«Беседа у камина» (fireside chat) – при наступлении дедлока назначается независимый посредник, который помогает сторонам прийти к компромиссу.

«Джин тоник» (gin and tonic clause) – подойдет только для компании, имеющей независимого директора или совет директоров.
При дедлоке председатель совета директоров или директор проводит встречи со всеми сторонами с глазу на глаз в поисках подходящего решения. Данный способ не гарантирует выход из дедлока.

Корпоративное соглашение как средство предотвращения корпоративного конфликта в обществе

В некоторых компаниях с несколькими участниками, имеющими равные доли, прибегают к заключению корпоративного договора, который будет способен разрешить конфликтную ситуацию (дедлок), возникшую в обществе между участниками. Такой корпоративный договор заранее определяет права и обязанности участников общества при возникновении дедлока (корпоративного конфликта).

В корпоративном соглашении закрепляется порядок осуществления возникших у участников в обществе корпоративных прав в отличие от стран континентальной Европы. В нашей стране, к примеру, в корпоративном договоре нельзя предусмотреть предоставление одному из участников дополнительного голоса в случае конфликтной ситуации, тем более создание специального выборного органа в обществе для разрешения конфликта. Однако вполне можно предусмотреть принудительный выкуп доли или акций у участника при возникновении конфликта интересов сторон общества. Участники общества вполне могут договориться, в случае корпоративного конфликта, применять Shotgun-условия.

Shotgun-условиями обозначаются различные способы выхода из корпоративного конфликта, которые подлежат закреплению в корпоративном соглашении. Международной практике известны следующие договоренности:

Russianroulette, иначе говоря «русская рулетка». В тупиковой ситуации в обществе между участниками каждый из участников вполне может направить другому участнику предложение выкупить у него его долю с указанием цены доли. В свою очередь в ответ на предложение участник может направить либо подтверждение покупки доли, либо предложение о продаже своей доли по той же цене.

Texas shoot-out или говоря русским языком – «Техасская перестрелка». Каждая сторона корпоративного конфликта направляет независимому медиатору предложение своей цены по выкупу у второго участника его доли. Предложение направляется в запечатанном виде и вскрывается одновременно с предложением противоборствующего участника. Таким образом, чье предложение окажется большей ценовой политики, тот участник и победил. Он должен по указанной им цене выкупить у противника его долю, а противник обязуется незамедлительно продать свою долю.

[2]

Dutch auction или «голландский аукцион». В отличии от «техасской перестрелки» противоборствующие участники указывают минимальную цену за которую готовы продать свою долю, а не максимальную. Однако результат совпадает, то есть участник, предложивший в итоге большую цену, является победителем и выкупает долю участника, предложившего меньшую цену.

У Shotgun–условий есть некоторые преимущества:

если подобный механизм очень подробно прописать в корпоративном договоре, то он будет являться удобным и достаточно простым;

при наличии Shotgun–условий в корпоративном соглашении выкуп доли запускается стороной в одностороннем порядке;

в соглашении может быть определена вполне справедливая цена доли ввиду того, что предлагающей стороной может в будущем оказаться как продавец, так и покупатель;

участие внешнего оценщика в данном случае не потребуется.

Недостатки корпоративных соглашений с Shotgun–условиями также имеются.

Среди них можно выделить следующие:

результат может быть совершенно непредсказуемым;

если компанию покинет участник-обладатель деловой репутацией, ноу-хау либо всеми активами, то для бизнеса возникает реальная угроза.

Deadlock: как выйти из корпоративного тупика и не попадать в него. Российская и зарубежная практика

В компаниях с составом участников, имеющих равные доли, иногда возникают корпоративные конфликты, парализующие деятельность компании. Конфликты возникают разного характера, в большинстве случаев это конфликты в вопросах управления компанией либо одобрение различных сделок. Такие конфликты именуются дедлоками (deadlock).

Выбор участниками выхода из дедлока ставится в зависимость от совокупности всех обстоятельств, как минимум учитывается заинтересованы участники в продолжении своего бизнеса или нет, специфики возникшего корпоративного конфликта и др.

Самое радикальное средство выхода из корпоративного конфликта – это ликвидация компании. Признав тщетность борьбы между участниками компании за то или иное решение, они могут прийти к решению добровольной ликвидации компании и раздела всего имущества, которое останется после расчетов со всеми кредиторами компании. В некоторых случаях конфликт между участниками компании настолько серьезен, что они не могут договориться даже о добровольной ликвидации своего бизнеса. Тогда им в помощь только судебное разрешение конфликта – принудительная ликвидация компании по заявлению одного из участников компании. Такое право участнику предоставляется законом, если продолжение деятельности компании невозможно либо существенно затруднено.

Читайте так же:  В настоящее время нахожусь в отпуске по уходу за ребенком. у меня на работе идут сокращения. может л

Верховный суд РФ разъяснил, в каких случаях требование участника о ликвидации общества в судебном порядке признается обоснованным (п. 29 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»).

Во-первых, если остальные члены общества уклоняются от участия в его деятельности, что приводит к невозможности принятия решений ввиду отсутствия кворума. Во-вторых, если в ходе длительного корпоративного конфликта существенные злоупотребления допускали все участники общества. В обоих случаях квалифицирующим признаком признается существенное затруднение деятельности общества.

Верховный суд РФ специально подчеркнул, что такая мера носит исключительный характер. Ликвидация оправдана только тогда, когда исчерпаны все остальные способы разрешения корпоративного конфликта или когда их применение невозможно. На практике суды нечасто принимают такие решения.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Гражданин С. обратился в суд с требованиями о ликвидации ЗАО и назначении ликвидатором арбитражного управляющего. Акционерами ЗАО в равных долях были С. и Ф. Между ними возник корпоративный конфликт, он делал невозможным достижение целей, ради которых создавалось общество. Достичь консенсуса было невозможно, поскольку Ф. хотел установить единоличный контроль над обществом. В результате общество длительное время оставалось без исполнительного органа, оказалось втянутым во множество корпоративных споров.

Три судебные инстанции признали требование С. правомерным. Суды констатировали наличие в обществе кризиса корпоративных отношений его участников, имеющих равное количество акций (по 50%), высокую степень недоверия между ними, непреодолимые разногласия в вопросах управления обществом, невозможность продолжения такого управления на корпоративных началах. Суд сделал вывод, что ликвидация ЗАО – это единственный способ разрешения возникшего корпоративного конфликта (постановление АС Западно-Сибирского округа от 01.09.15 по делу № А46-12003/2014).

В практике зарубежных судов также применяют такой способ разрешения дедлоков. В том числе в ситуациях, когда участники корпорации не могут договориться между собой и согласовать действия, необходимые для продолжения бизнеса.

Преимущества этого способа:

ликвидация обеспечит юридическое и фактическое равенство сторон конфликта, ее последствия одинаковы для всех участников;

процедура ликвидации четко урегулирована в законе;

потребовать ликвидации можно даже в ситуации противостояния;

можно высвободить имущество, которое не находило эффективного применения в ситуации дедлока;

угроза ликвидации общества может заставить противоборствующих участников пойти на взаимные уступки.

Недостатки ликвидации:

потеря налаженного бизнеса, деловой репутации;

резкое сокращение имущественной массы, необходимой для начала нового дела;

прекращение лицензий, разрешений и других публично-правовых привилегий;

разрыв договорных отношений, утрата клиентов;

увольнение квалифицированного персонала.

В процессе ликвидации страдают виновные и невиновные. Поэтому принудительная ликвидация целесообразна только тогда, когда участники общества заинтересованы в получении имущества (ликвидационной квоты) больше, чем в сохранении налаженного бизнеса.

Дедлок в компании

В российской судебной практике, вплоть до недавних изменений в главу 4 ГК РФ, механизмы выхода из тупиковых ситуаций, успешно применяющиеся в иностранном праве, считались то противоречащими императивным нормам законодательства, то уставу. Но с учетом некоторых изменений в законодательстве наметились положительные тенденции осуществления механизмов выхода из дедлока.

Самым радикальным методом считается ликвидация юридического лица: добровольная (по единогласному решению участников) или принудительная (по решению суда), представляющая наибольший интерес, так как порядок ее прописан в ГК РФ. Когда конфликт между участниками препятствует принятию жизненно необходимого для компании решения, он может служить основанием для обращения в суд с иском о ликвидации данной компании. Но в то же время вовсе не любая конфликтная ситуация может стать основанием для удовле­творения такого иска. Разъяснения по этому поводу содержатся в п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25. К примеру, иск не будет удовлетворен, если общее собрание участников не смогло принять решение из-за отсутствия одного из участников по уважительным причинам.

Но если такой участник намеренно уклонялся от участия в общих собраниях в целях создания ситуации, при которой невозможно принять жизненно важное для компании решение, то иск о ликвидации компании может быть удовлетворен. Однако наличие факта злоупотребления не всегда достаточно для удовлетворения иска. Суд удовлетворит требование о ликвидации только в том случае, если компанией были исчерпаны все иные способы разрешения конфликта (например, невозможность свободного выхода из состава участников (запрет в уставе), обращение с иском в суд об исключении участника).

Оптимальным описанный выше метод выхода из дедлока считается тогда, когда участники окончательно утратили возможность совместного ведения деловой деятельности.

Еще одной схемой по разрешению споров между участниками общества является разделение активов компании, в результате чего каждый получает самостоятельное юридическое лицо. Такой способ называется реорганизацией, и чтобы она прошла успешно, принято привлекать третью сторону – профессионального управляющего, потому что возникнет необходимость принять решение о том, кто получит оставшееся общество со всеми лицензиями, сложившейся деловой репутацией и контрагентами, а кто будет вынужден налаживать бизнес-процесс фактически с нуля.

Исключение участника из общества также представляет собой меру разрешения тупиковой ситуации. Изменившееся гражданское законодательство прописывает как права, так и обязанности участников общества, и если один из них грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, то его исключение имеет место быть. Конечно, без некоторых нюансов при данной процедуре не обходится, и они стали предметом разъяснения в информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 г. № 151. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что критерии оценки, которые определяют, кто должен остаться участником, а кто должен быть исключен, не предусмотрены ни законодательством, ни разъяснениями высших судебных инстанций. В каждом конкретном случае решение этого вопроса является исключительным правом и обязанностью суда.

Читайте так же:  Как можно избежать уголовного наказания за подделку документов

Желая как можно быстрее справиться с тупиковой ситуацией в компании, целесообразно использовать такой механизм выхода из нее, как прекращение статуса участника. Осуществить данный метод возможно несколькими способами, каждый из которых зависит от определенных обстоятельств: например, в уставе общества прямо прописана возможность выхода из состава участников или в нем не запрещено отчуждение доли третьему лицу на основании соответствующей сделки. Наибольший интерес вызывает способ, при котором участник имеет возможность предъявить обществу требование о выкупе доли. Так, уставом общества может быть запрещено отчуждение третьим лицам доли или части доли, принадлежащей участнику общества, а другие участники общества могут не пожелать приобрести ее, либо может отсутствовать согласие на отчуждение доли участнику или третьему лицу (а получение такого согласия предусмотрено уставом общества). В этом случае общество обязано приобрести по требованию участника принадлежащую ему долю или часть доли. Таким образом, обеспечен фактический выход участника из общества и выплата ему действительной стоимости его доли.

Изложенные выше методы разрешения тупиковых ситуаций – это действия, которые необходимо предпринимать, когда такая ситуация уже наступила. В качестве меры по предупреждению дедлока предлагается заключать корпоративный договор. С ним управление компании будет более эффективно, так как будет понятен порядок осуществления корпоративных прав участников, прописаны способы разрешения различных спорных ситуаций, порядок продажи принадлежащих им долей в уставном капитале и иное. Корпоративный договор направлен на установление баланса интересов всех его сторон и на уменьшение самой возможности наступления конфликтных ситуаций в компании, а если все же она наступила – наиболее эффективный выход из нее.

В иностранном праве широкое распространение получили закрепленные в корпоративном соглашении условия об урегулировании тупиковых ситуаций. Известность получили такие механизмы, как «техасская стрельба» (texas shoot-out), «голландский аукцион» (Dutch auction) – разновидность «техасской стрельбы», «русская рулетка» (Russian roulette).

«Техасская стрельба» предлагает в случае наступления тупиковой ситуации (прямо указанной в соглашении или же возникшей на основании опасений, сформулированных в общем виде) каждой стороне соглашения отправлять независимому посреднику запечатанный конверт, скрепленный печатью. В конверте должно содержаться предложение цены, по которой сторона готова выкупить акции другой стороны соглашения. Далее, независимому посреднику необходимо одновременно вскрыть в присутствии сторон оба запечатанных ценовых предложения, и победителем будет считаться тот, кто предложил большую цену. Победивший участник договора обязан приобрести (а проигравший – продать) акции или долю в уставном капитале проигравшего акционера или участника по цене, указанной в победившем ценовом предложении.

Похожим методом выхода из дедлока является разновидность «техасской стрельбы» – «голландский аукцион». Отличие состоит в том, что обе стороны конфликта отправляют независимому посреднику сведения о минимальной цене, за которую они согласны выкупить долю другой стороны, и здесь победившим считается тот, кто предложит наименьшую цену продажи.

Большую популярность, как эффективный механизм выхода из тупиковых ситуаций, завоевала «русская рулетка». В случае наступления deadlock участник может направить контрагенту предложение с указанием цены и иных условий продажи акций. Вторая сторона, получившая такое предложение, имеет выбор: продать акции или долю на указанных условиях либо выкупить акции или долю предложившей стороны на тех же условиях. «Русская рулетка» одинаково рискованна для каждой из сторон спора, так как конечным результатом такого «выхода из тупика» становится, как правило, выход из бизнеса.

Более «мягкими» способами разрешения конфликтных ситуаций при управлении компанией являются сдерживающий метод и так называемая «беседа у камелька».

Целью сдерживающего метода является недопущение возникновения самой тупиковой ситуации под страхом наступления негативных финансовых последствий для инициирующей стороны. Риск наступления дедлока состоит в том, что любой участник корпоративного договора может первым заявить о возникновении тупиковой ситуации и, таким образом, получить существенное стратегическое преимущество. Инициирующий акционер по своему выбору должен будет либо выкупить пакет акций принимающего акционера, причем цена превысит рыночную стоимость на сумму, определенную сторонами в соглашении (например, при распределении 50/50 цена выкупа может составить 125% от рыночной стоимости пакета акций), либо продать собственные акции принимающему акционеру, но по цене, определенной акционерами в соглашении (при распределении 50/50 цена выкупа может составить 75% от рыночной стоимости пакета акций).

«Беседа у камелька» представляет собой беседу, которая ведется между сторонами конфликта при участии независимого посредника. В России данную процедуру называют медиацией. На роль медиатора назначается человек, который у всех сторон конфликта в равной степени пользуется авторитетом, потому что, если к единому мнению прийти так и не удастся, то последнее слово останется именно за медиатором – он будет принимать окончательное решение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Подводя итоги вышесказанному, можно заметить, что лучше всего можно предупреждать конфликты корпоративным договором. Если его грамотно составить, то ситуацию дедлок можно предотвратить, прописав меры, которые могли бы сдерживать наступление конфликта (например, директоров должно быть нечетное количество, акции устанавливаются с разным объемом прав, также можно указать, что при принятии некоторых видов решений применяются особые правила распределения голосов акционеров). При заключении корпоративного договора есть возможность смоделировать конфликтные ситуации, а предусмотрев правила поведения и меры ответственности участников за нарушение договоренностей и все детально разработав, затяжного дедлока можно избежать.

Тактика ведения корпоративной войны, или Как выгнать участника из общества

Корпоративный конфликт, как правило, заканчивается прекращением правовой связи между его действующими лицами. Речь идет о выходе или исключении одного из участников либо о ликвидации корпорации как таковой. При возникновении «тупиковой» ситуации такие крайние меры необходимы. Суды стали демонстрировать более взвешенный подход и тщательно оценивать поведение участников корпоративного конфликта, в том числе с точки зрения их добросовестности.

Высшая мера

Исключение участника из непубличного общества – это специальный корпоративный способ защиты прав, цель которого – устранить вызванные поведением одного из участников препятствия к осуществлению нормальной деятельности общества. Также это отличный вариант разрешения корпоративного конфликта. Судебная практика осторожно относится к его использованию, поскольку подобные вопросы должны решаться внутрикорпоративными средствами.

Читайте так же:  У меня в собственности две машины. можно ли мне зарегистрировать их на один госномер

В результате заявителям зачастую отказывают в удовлетворении требований об исключении участника. Суды констатируют наличие корпоративного конфликта, но указывают, что возникшие разногласия между участниками не являются основанием для исключения кого-либо из них из состава общества, а само исключение – санкцией за совершенные этим участником нарушения (постановления ФАС Московского округа от 18.10.2010 по делу № А40-171356/09-132-1100, ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.11.2013 по делу № А33-17845/2012).

Парадокс в том, что основные злоупотребления участника своими корпоративными правами или неправомерное поведение, затрудняющее деятельность общества, характерны именно для ситуации корпоративного конфликта, поэтому его наличие в принципе не может быть основанием для отказа в иске об исключении участника. В итоге суды стали воспринимать наличие корпоративного конфликта чуть ли не как самостоятельное основание для отказа в исключении участника из общества.

Верховный Суд РФ справедливо относит исключение участника из общества к способам разрешения корпоративных конфликтов (п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25) (далее – Постановление № 25). Очевидно, что устранение затруднений в деятельности общества нельзя рассматривать в отрыве от необходимости разрешения корпоративного конфликта, следствием которого и стали такие затруднения.

Deadlock не повод для исключения

В удовлетворении требований об исключении участника должно быть отказано, если нельзя установить лицо, ответственное за возникшие на фоне корпоративного конфликта затруднения в деятельности общества.

Отправной точкой для формирования «новой» высшей судебной инстанцией практики по данному вопросу стало дело общества «ПКФ «Фалкон». Предмет рассмотрения – взаимные требования участников общества, владеющих равными долями в уставном капитале (по 50%), об исключении из общества.

Судебная коллегия пришла к выводу, что, когда уровень недоверия между участниками, владеющими равными долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о продолжении корпоративных отношений. В результате участники могут принять решение о ликвидации общества либо одна из конфликтующих сторон решит выйти из него (Определение ВС РФ от 08.10.2014 № 306-ЭС14-14 по делу А06-2044/2013).

Действительно, само по себе противостояние участников общества в корпоративном конфликте не может быть безусловным основанием для удовлетворения требования об исключении какой-либо стороны конфликта из общества. Но если конфликт существенно затрудняет нормальную хозяйственную деятельность общества, налицо наличие необходимых условий для удовлетворения требований об исключении участника, по вине которого причиняется вред обществу и другим участникам.

В другом деле, разрешенном позднее, ВС РФ отметил, что равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не служит безусловным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества (Определение ВС РФ от 20.07.2015 № 305-ЭС15-2706 по делу № А40-56632/2014). Тем самым отвергнуто еще одно потенциальное основание для отказа в удовлетворении требований об исключении участника.

«Консервация» корпоративного конфликта из-за равного распределения долей между участниками не освобождает суд от обязанности установления и оценки всех фактов неправомерного поведения каждого из участников, а также последствий допущенных ими нарушений.

«Отложенный эффект» недобросовестности

При рассмотрении дел об исключении из хозяйственного общества суд оценивает степень нарушения участником своих обязанностей, а также устанавливает факт совершения им конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления негативных для общества последствий (п. 35 Постановления № 25).

ВС РФ называет «возможность наступления» негативных последствий самостоятельным элементом юридического состава, необходимого для применения указанного способа защиты права, тем самым расширяя пределы применения соответствующих норм. Такой подход был изложен еще в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14. Однако фактически он не был воспринят, и суды отказывали в исключении участника, ссылаясь на недоказанность убытков, понесенных обществом на момент предъявления требования.

У недобросовестных действий участника есть и «отложенный эффект». Например, решение о выдаче поручительства в обеспечение обязательства, которое очевидно не будет исполнено, повлечет негативные последствия для общества в будущем. Более того, даже отсутствие согласия по кандидатуре исполнительного органа способно привести к возникновению споров о взыскании убытков, оспаривании сделок и решений общих собраний акционеров.

Таким образом, доказывать разрешено как наличие негативных последствий на момент спора, так и реальную возможность их наступления.

Исключение или ликвидация?

Иск об исключении участника не будет удовлетворен, если с требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения. Добровольный выход кого-либо из участников в такой ситуации маловероятен, поэтому, если механизмы урегулирования не предусмотрены уставом или корпоративным договором, именно ликвидация общества по иску его участника – единственный способ разрешения корпоративного конфликта (п. 35 Постановления № 25).

Основание для ликвидации общества, которое появилось в ГК РФ в результате масштабных изменений законодательства о юридических лицах, и основание для исключения участника из общества в целом совпадают. В обоих случаях условием для удовлетворения требований названа невозможность или существенное затруднение осуществления деятельности общества или достижения целей, ради которых оно создавалось (п. 3 ст. 61, п. 1 ст. 67 ГК РФ, ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Именно отсутствие самостоятельных оснований для исключения конкретного участника (определения виновной стороны конфликта) способно стать «водоразделом» между исключением и ликвидацией, прежде всего с позиций принципа стабильности оборота (потеря бизнеса, мест работы для сотрудников и т. д.).

Исключительность ликвидации как способа разрешения корпоративного конфликта отмечается и в п. 29 Постановления № 25, где говорится о ее применении только когда «все иные меры для разрешения корпоративного конфликта исчерпаны или их применение невозможно».

Недавно суд, удовлетворяя требование о ликвидации непубличного акционерного общества по иску одного из участников, констатировал «кризис корпоративных отношений» между двумя акционерами, обладающими равным количеством акций (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 01.09.2015 по делу № А46-12003/2014).

Основанием для ликвидации общества стали:

  • продолжительность корпоративного конфликта;
  • высокая степень недоверия между акционерами;
  • непреодолимые разногласия в вопросах управления;
  • невозможность продолжения управления обществом;
  • отсутствие добровольного соглашения о разрешении корпоративного конфликта.
Читайте так же:  Что такое кадастровая выписка о земельном участке и где её можно получить

В ходе рассмотрения дела было установлено, что еще с 2008 г. в судах рассматривалось и рассматривается почти две сотни корпоративных споров с участием акционеров и самого общества. С формальной точки зрения, все это время общество каким-то образом функционировало, поэтому оснований для ликвидации нет. Однако очевидно, что при таких условиях о нормальной деятельности речи не идет.

Суд справедливо счел, что ликвидация общества – единственный вариант разрешения корпоративного конфликта при обстоятельствах, препятствующих ведению нормальной хозяйственной деятельности.

Для применения ликвидации в качестве способа разрешения корпоративного конфликта не требуется предварительное рассмотрение спора об ином формате устранения затруднений в деятельности общества (в частности, об исключении участника). Требование о ликвидации может быть заявлено и тем участником, в отношении которого нет оснований для исключения, например, по мотивам потери деловой репутации компании вследствие такого корпоративного конфликта, нецелесообразности продолжения ее деятельности.

Таким образом, суды стали более тщательно оценивать поведение участников в ситуации корпоративного конфликта, в т. ч. с точки зрения их добросовестности.

Надеемся, что ВС РФ будет активнее ориентировать суды на недопустимость произвольного отказа в удовлетворении требований, направленных на разрешение корпоративных конфликтов, и займется дальнейшей выработкой понятных критериев для такого отказа. От того, насколько формально суды будут подходить к оценке обстоятельств корпоративного конфликта, а также учитывать правовые позиции высшей инстанции, зависит эффективность и работоспособность путей их разрешения.

Корпоративное право: что представляет собой тупиковая ситуация (deadlock)?

Тупиковой (deadlock) зачастую называют ситуацию, когда акционерам не удается достигнуть согласия по какому-либо важному вопросу деятельности компании и в то же время ни один из них не имеет достаточного количества голосов для утверждения окончательного решения.

Положения акционерного соглашения о тупиковой ситуации обеспечивают возможность справедливо и окончательно разрешить все неустранимые противоречия, касающиеся ведения бизнеса либо соблюдения имеющихся договоренностей между акционерами. При этом итогом реализации действий, обозначенных сторонами в качестве способа урегулирования deadlock, является выход одного из акционеров из бизнеса путем продажи принадлежащих ему акций. Порядок определения выкупной цены варьируется в зависимости от выбранного сторонами механизма урегулирования deadlock.

Положения акционерного соглашения о выходе из тупиковых ситуаций структурируются следующим образом:

— определение условий, при которых возникают основания для применения механизма deadlock. Как правило, таковыми являются разногласия по ключевым вопросам относительно управления компанией и контроля над ее деятельностью.

— установление необходимого числа собраний совета директоров или другого органа управления компании, после проведения которых, если решение так и не принято, возникает тупиковая ситуация;

— письменное формулирование сторонами, оказавшимися в тупиковой ситуации, своих позиций и разногласий по спорному вопросу, после чего высшие должностные лица акционеров пытаются найти выход из положения. В акционерном соглашении может быть предусмотрена обязательность привлечения независимого посредника для ведения такого рода переговоров;

— в случае если стороны оказались не в состоянии выработать взаимоприемлемое решение по спорному вопросу, применение соответствующего механизма урегулирования deadlock.

Говоря о российском корпоративном законодательстве в свете обсуждаемой темы, необходимо обратиться к положениям ст. 32.1 Закона «Об акционерных обществах», по которым акционерным соглашением для его сторон может быть предусмотрена обязанность приобретать или отчуждать акции по предварительно оговоренной цене или при наступлении определенных событий. Данная норма, по всей видимости, призвана обеспечить возможность включения в акционерные соглашения различных механизмов разрешения тупиковых ситуаций, в т. ч. широко распространенных в иностранных юрисдикциях. С другой стороны, в процессе реализации указанных механизмов может возникнуть вопрос о действительности акционерного соглашения, если в нем заранее не определена цена акций, которые стороны собираются выкупить или продать друг другу в случае возникновения deadlock.

Таким образом, пока отсутствие устоявшейся правоприменительной практики в сфере акционерных соглашений, подчиненных российскому праву, является основным и самым серьезным фактором, сдерживающим развитие данного института и связанных с ним правовых механизмов в России.

Корпоративное право: Как разрешить тупиковые ситуации (deadlock)?

Примеры ситуаций и проектов в корпоративном управлении. Инструменты решения проблем

О корпоративных войнах и судьбе Юлмарта

В практической жизни споры и разногласия между акционерами, обществом и акционерами, менеджментом и другими стейкхолдерами встречаются…

От теории к практике: как внедряют Agile в крупнейших банках

Идею внедрения Agile в российских компаниях многие воспринимают скептически, говоря о неподходящей национальной культуре, однако…

Структура управления, которая сэкономила РБК 250 миллионов

До 2014 года общие годовые затраты на сервисные функции составляли около 1 млрд рублей. В сервисных подразделениях всего холдинга работали…

Как безболезненно расстаться с бизнес-партнером

Практически в любой западной компании разработаны инструкции о порядке действий, когда один из партнеров планирует…

Кейс. Нарушение кодекса корпоративного поведения Booking.com

Случаи нарушения корпоративной этики рядовыми сотрудниками нередко становятся поводом для привлечения их к дисциплинарной ответственности.…

Кейс. Новая глава в истории корпоративных конфликтов

Конечный бенефициар ЗАО «Аспект-Финанс» самостоятельно сорвал с себя корпоративную вуаль и пытался оспорить решение о…

[3]

В ВАС обсуждали проблемы корпоративного права

12 июля в Высшем Арбитражном Суде РФ прошел Российско-американский круглый стол «Проблемы корпоративного права в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки», сообщается на сайте ВАС РФ.

В нем приняли участие американские эксперты по вопросам корпоративного права — судья Окружного Суда Северного Округа Огайо Дэвид А. Катц, профессор Кристофер М. Брюднер и партнер юридической компании Мэтью Р. Элкин, а также судьи и эксперты Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам корпоративного права: судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Л.А. Новоселова, А.А. Маковская, С.В. Сарбаш, Д.И. Дедов, И.В. Разумов, заместитель руководителя аппарата А.В. Егоров, начальник Управления частного права Р.С. Бевзенко, заместитель начальника Управления частного права Д.В. Новак, начальник Отдела международного права Управления международного права и сотрудничества К.А. Куделич, ведущий советник Управления частного права О.Р. Зайцев, советник Управления частного права Е.Д. Суворов, консультант Управления международного права и сотрудничества Л.Ю. Собина и другие.

В рамках Круглого стола удалось обсудить наиболее актуальные вопросы корпоративного права в Российской Федерации в сравнении с опытом Соединенных Штатов Америки в данной области, в том числе вопросы корпоративной формы, акционерные соглашения, проблемы принятия решений в корпорациях и ситуации «deadlock» в закрытых корпорациях, фидуциарные обязанности директоров (duty of care, duty of loyalty), сделки с заинтересованностью, а также проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ».

Читайте так же:  На каких условиях сотрудникам мвд и полиции предоставляется жилье

13 июля в Министерстве экономического развития Российской Федерации состоялась российско-американская Экспертная встреча»Актуальные вопросы корпоративного права», в которой приняли участие американские эксперты и представители Министерства экономического развития — директор Департамента корпоративного управления И.В. Осколков, заместители директора Департамента корпоративного управления Д.В. Скрипичников и Р.А. Кокорев, начальник Отдела корпоративного законодательства С.Н. Цыганков, заместитель начальника Отдела корпоративного законодательства С.И. Абрамов и др.

Участники экспертной встречи обсудили широкий круг проблем корпоративного права в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки, в частности: создание и порядок государственной регистрации юридических лиц, гарантии прав кредиторов и ответственность учредителей, органов управления, членов ликвидационной комиссии при ликвидации юридического лица, корпоративная социальная ответственность, выявление и отслеживание конфликта интересов, публичные и непубличные корпорации, а также создание специализированного финансового суда и многое другое.

Новые аспекты регулирования корпоративного договора

Материал для подписчиков издания «Корпоративные стратегии». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Электронные версии изданий

ОПЕРАТИВНОСТЬ

Подписчик читает издание ПЕРВЫМ, сразу же после его подписания в печать.

АРХИВ ИЗДАНИЯ

Вместе с новыми номерами предоставляется доступ к архиву издания за прошлые годы (при подписке на периоды более 6 месяцев).

PDF номеров издания

Номера изданий доступны для скачивания в pdf-формате.

Корпоративное право: Как разрешить тупиковые ситуации (deadlock)?

Главная

Право Правовые основы акционерного соглашения

Практические аспекты разрешения deadlock

Опыт многих специалистов, имеющих дело с тупиковыми ситуациями, свидетельствует о том, что закрепленные в соглашении акционеров механизмы их урегулирования реализуются очень редко. Как правило, при возникновении deadlock партнеры совместного предприятия находят выход путем проведения переговоров, в которых руководствуются большей частью бизнес-суждениями, нежели юридическими аргументами. В некоторых ситуациях достижение консенсуса представляется весьма затруднительным, поэтому наступающие правовые и финансовые последствия напрямую зависят от конструкции способа разрешения тупиковой ситуации и формулировок, использованных в акционерном соглашении.

1. В частности, может возникнуть проблема квалификации ситуации в качестве deadlock, например, если одна из сторон не является на собрания акционеров, в результате чего отсутствует необходимый для решения вопросов кворум. По условиям акционерного соглашения deadlock не наступает, однако фактически ситуация безвыходная. Существует несколько вариантов предотвращения развития событий в подобном ключе. В соглашении акционеров можно закрепить право стороны, посещающей собрания, решать поставленные вопросы в отсутствие кворума. Но это довольно рискованный и агрессивный подход. Более взвешенным решением будет указание в тексте соглашения на возникновение deadlock в случае отсутствия кворума. В этом случае виновен акционер, игнорирующий собрания, а дополнительные права по выкупу или продаже акций должны быть предоставлены другому акционеру.

2. Также следует учитывать положения действующего законодательства той юрисдикции, которой стороны подчинили акционерное соглашение. Так, в соответствии с положениями ст. 306 британского закона о компаниях 2006 г. (Companies Act 2006) суд вправе по заявлению акционера или директора компании созвать собрание акционеров, которое будет действительно и при участии одного-единственного акционера. Впрочем, в данном случае выход из тупиковой ситуации путем обращения в суд сопряжен с весьма ощутимыми процессуальными издержками. Кроме того, суд не всегда сможет урегулировать deadlock (например, если уставный капитал распределен между двумя акционерами поровну, и при этом решением суда будут затронуты закрепленные права акционеров).

3. Как уже упоминалось, выкуп акций в результате разрешения тупиковой ситуации подразумевает серьезные финансовые издержки для приобретающего акционера. После использования механизма разрешения deadlock акционеры зачастую сталкиваются с трудностями в финансировании — в значительной степени из-за очень сжатых сроков подготовки и заключения сделки. Получение финансовой поддержки от банков традиционно сопряжено с существенными временными затратами, к тому же кредиторы стараются избегать компаний, в которых корпоративный конфликт может привести к прекращению деятельности предприятия. Получается, что выкупающему акционеру приходится полагаться в основном на собственные ресурсы, рискуя в противном случае выйти из бизнеса. Однако в зарубежной практике существуют компании, специализирующиеся на частных и венчурных (рискованных) инвестициях, которые готовы предоставить финансирование «экстренного» вынужденного выкупа акций.

Видео (кликните для воспроизведения).

4. При составлении акционерного соглашения следует обращать особое внимание на связь условий относительно deadlock с перечнем ключевых вопросов, относящихся к управлению компанией и контролю над ее деятельностью, а также иметь в виду зависимость: чем больше количество ключевых вопросов, тем выше риск возникновения deadlock и сложнее управление компанией.

Источники


  1. Панов, В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями: учеб пособие; М.: Юрист, 2011. — 160 c.

  2. Сычев, Павел Хищники. Теория и практика рейдерских захватов / Павел Сычев. — М.: Альпина Паблишер, 2011. — 184 c.

  3. Гуреев, В. А. Комментарий к Федеральному Закону «О судебных приставах» / В.А. Гуреев. — М.: Wolters Kluwer, 2017. — 208 c.
  4. Попова, Анна Теория государства и права / Анна Попова. — М.: Питер, 2008. — 248 c.
Корпоративное право как разрешить тупиковые ситуации (deadlock)
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here