Как помочь ребенку, который стал жертвой сексуального насилия

Самое важное в статье: "Как помочь ребенку, который стал жертвой сексуального насилия" с комментариями и выводами профессионалов. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то на них всегда может ответить наш дежурный юрист.

Помощь ребенку — жертве сексуального насилия

Психологическая помощь жертвам сексуального насилия

Последствия сексуального насилия в отношении детей

Проблема сексуального насилия до недавнего времени оставалась закрытой в нашей стране, и тем более было не принято обсуждать сексуальные злоупотребления, совершаемые в отношении детей. Хотя, по некоторым данным, наиболее часто жертвами сексуального насилия становятся малолетние и несовершеннолетние. Дети и подростки относятся к группе повышенного риска в силу таких возрастных особенностей психики, как подчиняемость, внушаемость, слабость оценки и прогноза, незрелость, недостаточность жизненного опыта. В то же время дети наиболее ранимы и чувствительны, поэтому пережитое злоупотребление приводит к серьезным последствиям, оказывающим воздействие на психическое состояние и дальнейшее развитие ребенка.

Так, в инцестных семьях раннее и интенсивное сексуальное стимулирование может привести к формированию у ребенка отклоняющегося сексуального поведения, а в дальнейшем — к проституции или сексуальным злоупотреблениям уже с его стороны. Психологические последствия бывают разными в зависимости от возраста детей.

Выделяют несколько стадий переживания ребенком сексуального насилия, которые являются психологическими признаками совершенного в отношении ребенка сексуального злоупотребления:

1-я стадия — первичная реакция: бессонница, утрата аппетита, панический страх, ночные кошмары, тревожность, нарушения концентрации внимания, восприятия, провалы в памяти, депрессия, отношение к себе как к грязному, ущербному, резкая смена поведения.

[1]

2-я стадия — аккомодация: обеспечение максимальной безопасности (нежелание ложиться спать, оставаться наедине с насильником), использование определенного положения тела для уменьшения болевых ощущений, повышение температуры, рвота, различные приступы и болезненные состояния (без подтверждения этих состояний клиническими исследованиями), неадекватная реакция на подарки, сладости.

3-я стадия — отдаленные последствия: эмоциональные расстройства, которые включают беспокойства и страхи, панику, ночные кошмары, депрессивные состояния, неконтролируемые вспышки агрессии и гнева, направленного на более слабых, на животных, на самого себя; посттравматические стрессовые расстройства, при которых наблюдаются нервозность, бессонница, плохая концентрация внимания, различные фобии, оцепенелость, «провалы в памяти», спонтанные сенсорные ощущения (визуальные, слуховые, тактильные), связанные с сексуальным насилием (запах одеколона, музыка, холодные влажные пальцы, цвет обоев и др.), вызывающие картину насилия, ночные кошмары, навязчивые мысли; когнитивные расстройства, выражающиеся в низкой самооценке, самообвинении, восприятии себя как уродливого, беспомощного, нарушении межличностных контактов, замкнутости, пассивности, регрессе в развитии.

Как правило, у жертв сексуального насилия формируется специфическая модель поведения — сексуализированное поведение. Условно можно выделить несколько стадий выраженности данной поведенческой модели:

первая стадия, когда дети демонстрируют сексуальные познания и сексуальную озабоченность, не свойственные возрасту;

вторая стадия выражается в интенсивной мастурбации, демонстрации интимных частей тела;

третья стадия характеризуется вовлечением в сексуальную активность других детей или взрослых. На этой стадии дети могут проявлять агрессивность, начинают употреблять алкоголь и наркотики, уходят из дома, нередко совершают попытки суицида. У подростков формируются защитные механизмы: беспорядочные половые связи (чаще у девочек), идентификация себя с насильником (чаще у мальчиков).

Перенесшие сексуальное насилие дети часто не способны наладить нормальные взаимоотношения со сверстниками. Насилие, особенно если оно было совершено человеком, которому ребенок доверял, глубоко переживается им как предательство. В результате ребенок замыкается в себе и не идет на близкие и доверительные отношения с другими. Кроме того, чувство вины и стыда, обычно возникающее у детей — жертв сексуального насилия, мешает установлению дружеских отношений, ведет к изолированности. Многие жертвы сексуального злоупотребления не умеют уважать права других людей, у них не формируется адекватное представление о нормах допустимого поведения. Нередко их попытки избавиться от чувства собственной беспомощности и обрести уверенность в себе принимают форму агрессии и даже сексуальной эксплуатации других. В особенности это актуально для мальчиков. На фоне глубокого переживания собственного позора и вины они остро испытывают потребность доказать свою мужественность.

Сексуальное насилие по отношению к ребенку является значительным фактором риска возникновения неблагоприятных последствий для его развития, но не влечет их за собой со стопроцентной вероятностью. Исследования показывают, что значительное количество людей, переживших в детстве сексуальное насилие, становятся счастливыми. Позитивному развитию ребенка — жертвы сексуального насилия способствуют так называемые компенсаторные факторы: наличие своевременной помощи, присутствие рядом человека, которому ребенок доверяет и который может вернуть ему чувство ценности собственной личности.

Критерии степени психологического вреда сексуального насилия в отношении ребенка Существенными факторами, определяющими степень воздействия на ребенка происшедшего сексуального злоупотребления, являются: продолжительность насилия, его частота и изощренность, характер взаимоотношений насильника и жертвы, применение силы и/или угроз для того, чтобы заставить ребенка скрыть правду, возраст ребенка, позиция родителей (опекунов): если взрослый не верит ребенку, не защищает его, опыт насилия становится более травматичным; если взрослый реагирует на произошедшее насилие сверх меры, ребенок может чувствовать свою вину и ответственность за это. Перечисленные факторы следует рассматривать как кластер: чем их больше, тем сильнее психологическая травма ребенка, тем больше потребность в психологической помощи. Детям, ставшими жертвами сексуального насилия, свойственны беспомощность, глубокое чувство вины (они считают, что каким-то образом заслужили произошедшее с ними), стремление забыть, преодолеть травму, потребность в поддержке и эмоциональном тепле.

Помощь ребенку — жертве сексуального насилия

Она включает следующие задачи:

— идентификация сексуально оскорбленного ребенка;

— лечение острых медицинских проблем;

— получение и запись аккуратного воспроизведения насилия с получением ответов на вопросы: кто? где? когда? что? как? С маленькими детьми специалист работает, используя игру, рисование. Не рекомендуется проведение расспроса более трех раз, так как каждый повтор травматичен для ребенка и влечет вторичную травматизацию. Интервьюирование ребенка- жертвы сексуального насилия проводится только в присутствии взрослых, законных представителей ребенка, представителей органов опеки и других, которые должны находиться вне поля зрения ребенка. Часто дети моложе шести лет испытывают страх, оставаясь наедине с незнакомым взрослым. В этих случаях допустимо присутствие во время беседы близких ребенку людей, которые будут находиться рядом, чтобы он чувствовал их поддержку и заботу;

— преодоление острой эмоциональной травмы ребенка и его семьи;

— предотвращение дальнейшего сексуального преследования ребенка

(при необходимости изоляция ребенка из семьи);

— назначение дальнейшей медицинской и психологической помощи ребенку, направленной на достижение его благосостояния;

Читайте так же:  Как усыновить ребенка из роддома правила и порядок процедуры

— сбор необходимых свидетельств сексуального преступления для правоохранительных органов.

Решением всех перечисленных задач занимаются различные специалисты, взаимодействуя друг с другом: врачи, психологи, юристы, социальные работники.

Проведение расспроса- наиболее сложный и ответственный этап работы с ребенком — жертвой сексуального насилия. Этот этап включает в себя пять стадий:

1. Установление эмоционального контакта и доверительных Отношений с ребенком. Целесообразно начать беседу с безопасных для ребенка тем, например рассказа психолога о себе и своей роли.

2. Оценка развития ребенка, уровня его психологической зрелости, в том числе его способности понимать происшедшее событие.

3. Получение необходимой информации. Если не удается вызвать ребенка на откровенность, то ему следует задавать конкретные вопросы о случившемся. Беседа начинается с открытых общих вопросов, затем следуют целенаправленные вопросы о насилии (времени и обстоятельствах, характере насилия, о человеке, совершившим насилие и т. д.). Вопросы с несколькими заданными вариантами ответа, прямые и наводящие вопросы можно задавать, если все остальные возможности получения сведений от ребенка не дают эффект.

4. Завершение беседы. В конце беседы необходимо выразить признательность ребенку за сотрудничество вне зависимости от того, сколь плодотворна была беседа. Кроме того, необходимо успокоить ребенка, если он взволнован, укрепить уверенность в его защищенности.

5. Анализ полученных сведений. При этом важно учитывать информацию, полученную из разных источников. Для этого необходимо получить сведения о семье ребенка, включая информацию об отношениях родителей между собой, с родственниками и с ребенком, о распорядке дня ребенка, его интересах и увлечениях, о его отношениях со сверстниками, как он учится в школе, каков он по характеру. Эти сведения помогут дополнить рассказ ребенка и увидеть случившееся в более широком контексте.

Оптимальной формой работы с детьми, пережившими сексуальное злоупотребление, как показывает многолетний опыт работы, является групповая психотерапия. Именно в ходе групповой работы у детей появляется возможность в спокойной доброжелательной обстановке разобраться в собственных противоречивых чувствах, проанализировать внутренние конфликты и переживания. В процессе такой работы у них снижается чувство изолированности, развиваются навыки общения. Работа в группе дает возможность детям почувствовать, что они не одиноки в своей беде, поверить в свои силы и ощутить радость дружеских отношений, построенных на взаимном уважении.

При организации детской психотерапевтической группы важно учитывать следующее: для детей предпубертатного возраста больше подходят однополые группы, это способствует установлению более доверительных отношений; желательно, чтобы число участников группы не превышало восьми человек; лучше, чтобы с девочками работала психотерапевт-женщина, а с мальчиками — мужчина. Занятия в терапевтической группе проводятся еженедельно и длятся по полтора часа.

Содержательно работа делится на три этапа. Основная задача первого этапа — адаптировать детей к групповому взаимодействию и создать обстановку, способствующую работе с болезненными чувствами и душевными конфликтами, порожденными происшедшим насилием. На втором этапе психотерапевт работает непосредственно с психологической травмой, полученной в результате сексуального злоупотребления и последующей огласки случившегося. Анализируются возникающие у детей чувства стыда, вины, беззащитности, беспомощности, ответственности за случившееся, ощущение предательства и потребность скрыть случившееся. Задача третьего этапа — помочь участникам психотерапевтической группы увидеть «свет в конце тоннеля», переключить внимание с пережитой ими травмы на продолжение нормальной жизни. Затрагиваются такие темы, как самооценка, умение отстаивать свои права, половое созревание.

Групповая психотерапия с детьми включает в себя и параллельную работу с родителями или опекунами, не причастными к сексуальному насилию. Это позволяет взрослым, несущим ответственность за ребенка, почувствовать свою причастность, вовлеченность в процесс его выздоровления, проанализировать свои собственные переживания, лучше понять влияние психической травмы на дальнейшее развитие ребенка. Основные цели работы со взрослыми:

— помочь осознать взрослому, что поддержка ребенка и активное участие в его жизни являются основными условиями успешности терапии;

— помочь каждому родителю (опекуну) разобраться в противоречивых переживаниях, сопутствующих вызванной сексуальным насилием над ребенком психической травме, и научиться отделять свои чувства от переживаний ребенка;

— разъяснить взрослому динамику психического состояния детей — жертв сексуального насилия, дать более ясные представления о скрытых мотивах поведения ребенка;

— помочь взрослому научиться эмпатии и стать более заботливым и сопереживающим ребенку;

— наладить общение взрослого и ребенка, способствовать усилению их взаимной привязанности.

Жертвами сексуального насилия чаще становятся слишком послушные дети

Весь прошлый год Беларусь сотрясало от новостей об изнасилованиях детей. Витебск, Молодечно, Лоев, Полоцк… Список городов, в которых были задержаны и осуждены педофилы, можно продолжать и дальше.

Но, пожалуй, самый громкий случай произошел в Минске, где стало известно о изнасилованиях в интернате. Потерпевшими признаны 20 детей – все имеют особенности развития. Трое человек проходят по делу в качестве обвиняемых. Среди них – сотрудники самого интерната.

Кто эти дети, которые попадают в ловушку к насильникам? Об этом корреспондент Sputnik Юлия Балакирева побеседовала с Людмилой Мун, начальником отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз.

Людмила Мун на протяжении 10 лет работает в дружественной детям комнате опроса. В ее практике – сотни историй, в том числе от тех, кто стал жертвой сексуального насилия.

Рана, которая не заживает

— Есть такое суждение, что преступники ищут себе определенную жертву. Все ли дети могут попасть в руки негодяев?

[2]

— Для начала давайте разграничим две категории преступников. К первой относятся те, кого называют педофилами. У них действительно есть предпочитаемый образ. Они ищут детей определенного возраста, пола. Может быть фетишизация, когда у ребенка есть отдельные предметы одежды или цвет волос. И, естественно, жертвой преступника скорее станет ребенок такого типажа.

Для другого типа преступников более важно то, что ребенок доступен. Он ищет ситуацию, в которой есть безопасный доступ к любому ребенку, когда вокруг нет людей, есть закрытое пространство, есть время – и он может безопасно реализовать свой злой умысел.

— Когда мы говорим о насилии, в первую очередь приходит на ум насилие семейное. Возможно, это некий стереотип. Само по себе такое насилие сложнее?

— В чем проблема такого насилия. Семья закрыта от внешнего контроля: мы не знаем, что происходит внутри. Поэтому это самый латентный вид преступления. Взрослый человек начинает рассматривать ребенка как сексуальный объект. Как правило, это не есть что-то внезапное. У преступника есть много времени для того, чтобы постепенно развращать жертву. Все может начинаться с легких форм – сексуальные комплименты, поглаживание, поцелуи, а потом уже прикосновения к интимным зонам и так далее.

Читайте так же:  Что такое ликвидационная стоимость квартиры

Дети виктимны только потому, что они дети. Они легко становятся жертвой, потому что не умеют себя защищать, давать отпор, не имеют жизненного опыта, многого не понимают. Взрослый в семье – это изначально авторитет. Он свой, а против своих защиты не выстраивают и в дурном их не подозревают. Ребенку может казаться, что вроде какие-то странные действия этот человек совершает, но ведь он не чужой. Взрослый изначально находится в позиции защитника. Поэтому дети долго находятся в каком-то смятении, смущении. Они не могут дать этому собственную оценку.

Есть еще одна проблема, связанная с насилием. Вроде бы говорят, что старшие дети сильнее переживают случившееся. Но это не так. Просто подросток сразу понимает – у него сразу идет реакция. Маленькие дети сначала не понимают, но они тоже взрослеют. И когда начинают узнавать, что такое секс и сексуальность, и перерабатывают свой опыт через новые знания – вот тут их накрывает. Тут травма их настигает.

В этой комнате мне доводилось разговаривать со взрослыми женщинами, которые стали жертвами сексуального насилия в детстве. Вот что я заметила. Если не было психотерапии и они не переработали свой опыт, то взрослые женщины разговаривают как дети. Вы знаете, такое удивительное явление, как будто эта рана вчерашняя. Они рассказывают с теми же эмоциями. Эта боль такая же острая и живая.

— Как складывается личная жизнь у таких людей?

— Не могу дать авторитетное мнение, ведь я работаю с детьми. Но те несколько человек, с которыми мне довелось познакомиться, столкнулись с разными сексуальными дисфункциями и нарушениями взаимоотношений. Подростки могут впадать в крайности: либо убегают от близких отношений, либо раздают свое тело направо и налево.

Есть статистика, которая говорит, что сексуальное насилие в детстве способствует саморазрушению: в 7 раз повышает риск злоупотребления алкоголем и наркотиками и в 10 раз – риск суицидов. Поэтому индивидуальная психологическая реабилитация необходима, чтобы ребенок проработал травму и мог дальше жить и развиваться свободно.

Мамы, которые не замечают

— Какие чувства испытывает ребенок, пережив насилие?

— Если это было бы какое-то конкретное чувство, то справиться было бы легче. Проблема в том, что внутри у жертв – смесь всего. Чувство страха, беспомощности, вины, стыда, растерянности, нарушения чувства собственного тела. Все это может быть очень сложно переплетено.

— Считается, что девочек насилуют чаще. Так ли это в реальности?

— Исходя из нашей практики, потерпевших от насилия девочек больше, чем мальчиков.

— Можем ли мы верить маме, которая говорит, что не замечала насилия в семье?

— Я считаю, что можем. Потому что существуют такие механизмы восприятия реальности. Мы все такие, у нас есть селективность восприятия. Если мы видим что-то, что не хотим видеть или что не вписывается в нашу картину мира, срабатывает защитный механизм отрицания.

Все, что происходит между ребенком и насильником, происходит наедине. И мама реально может не замечать каких-то знаков.

Видео (кликните для воспроизведения).

— А есть ли симптомы, которые говорят о том, что с ребенком что-то не так? Я, например, слышала, что он может себя травмировать: часто ударяться, падать.

— Если ребенок начинает себя травмировать, это не значит, что он является жертвой сексуального насилия. Это означает, что у него есть проблемы психологического плана.

Сегодня наука говорит о том, что нет специфичных признаков сексуального насилия. Поэтому нужно быть внимательным к ребенку вообще. Надо видеть его состояние, как оно меняется, нет ли радикальных изменений в поведении.

— Все ли дети в открытую признаются в насилии?

— Чаще они не говорят. Даже при уличном насилии, когда дети сразу бегут к родителям, находятся те, кто молчат. Потому что у детей, мне кажется, чувство вины формируется легче. Может быть, из-за того, что мы очень часто их критикуем. Они боятся какой-то негативной оценки, что их будут ругать, что про них плохо подумают. Они не доверяют нашим взрослым реакциям. Если бы дети были уверены в том, что все, что они нам приносят, принимается по-доброму, они бы нам больше рассказывали.

…По поводу мам хотела бы добавить. Мы говорили о том, что есть мамы, которые не замечают семейного насилия. Но есть те, кто замечает, но молчит. Ребенок пришел, рассказал ей, она отмахнулась: «Не ври». Слова детей имеют меньший вес, чем слова взрослых. Опять-таки так принято в обществе. От детей отмахиваются, их принижают. Это про тех мам, которые действительно не поверили.

А есть мамы, которые знают, но молчат. Они, например, застали случайно своего взрослого партнера с ребенком во время сексуального действия. Почему такие мамы ничего не делают, я не знаю. Это на их совести.

Дети, которые молчат

— Дети, с которыми вы работаете, чаще сталкиваются с семейным или уличным насилием?

— Уличных – единицы. Это не только наша тенденция, но и мировая. Чаще сексуальное насилие совершают лица, которых ребенок знает.

Детей в нашу комнату обычно приводят в самом начале доследственной проверки. Сотрудники МВД – молодцы, они хорошо понимают, что лучше всего получать информацию от ребенка сразу. Потому что дети считывают эмоции взрослых во время расспросов и начинают корректировать свой рассказ.

— Как дети себя ведут, они сразу вам раскрываются?

— Все дети раскрываются только тому, кому они доверяют. Так же происходит и в случаях, когда раскрываются семейные преступления. Часто дети обращаются за помощью к педагогам, психологам в школе, если они им доверяют. Мать может не защитить, например. Девочка один раз к ней подошла, ее отправили, больше она не будет говорить. Ребенок в засаде, он не знает, как справиться с ситуацией.

Если у ребенка в окружении нет ни одного человека, которому он доверяет, он может молчать всю жизнь. Поэтому нам важно создавать дружественную среду для детей, чтобы не было нераскрытых преступлений.

Читайте так же:  Как потребовать возмещения ущерба в случае предоставления туроператором некачественных услуг

Был у меня один случай. Я работала с девочкой, которая стала жертвой насилия. Она решилась рассказать об этом только своему лучшему другу-сверстнику. Дети посовещались и решили никому не говорить – ни ее родителям, ни его. Потом все же решились открыться знакомому дяде Мише. Он был малознакомым взрослым, но, как пояснила девочка, они выбрали его, «потому что он справедливый». Дядя Миша вызвал у них доверие.

Недавно случилась другая история, связанная с инцестом. Ребенок был жертвой со стороны отца. Мать об этом не знала. Логика этой ситуации была такой. В семье отец агрессивный – мать слабая. К слабым матерям не идут за поддержкой. Как поясняют по этому поводу дети: «Ну скажу я. Она начнет на него ругаться, а он ее опять побьет».

Тут в семье было то же самое. Это длилось пару лет, а потом к ним домой пришли два милиционера по другой ситуации. Они были хорошими милиционерами. Они произвели на эту девочку впечатление силы, надежности, опоры. И у нее что-то внутри стало происходить. Как потом она мне рассказывала, пока милиционеры были в квартире, она не сводила с них глаз, оценивала и думала: «А вдруг они мне помогут?» Девочка им не открылась, но у нее появилась надежда. И когда они ушли, ее прорвало, и она рассказала родственнице о том, что произошло.

[3]

Беда, которой можно избежать

— Как родителям правильно реагировать, когда они узнают об изнасиловании?

— Для родителей это такой же шок. И тут важно не наломать дров. У нас в комнате есть специальная памятка, в которой говорится, что нужно и нельзя делать. Так вот, цитирую, родители не должны истерить, паниковать, всех обвинять, искать виноватых, проводить собственные расследования, настойчиво расспрашивать ребенка (почему ты так поступил, почему туда пошел). Родители должны дать ребенку поддержку, опору и показать ему, что он не виноват в случившемся.

Нам это тяжело сделать. Потому что мы, родители, сразу начинаем ругаться: «Ну зачем ты это делал!». Хочется свой гнев куда-то выплеснуть. Вот с этим надо быть очень осторожными. Не дай бог ребенку услышать такие слова.

Я бы хотела, чтобы в этом интервью прозвучала очень важная мысль. Все дети невиновны! Они априори не виноваты в том, что с ними делают взрослые. Они не виноваты в ситуации как уличного, так и домашнего насилия. Даже если это будет 12-летний ребенок, занимающийся проституцией. Это его не осмысленный выбор. Это кто-то воспользовался его беспомощностью и неопытностью.

— Как уберечь ребенка, какие слова ему нужно сказать?

— Нет волшебных слов, которые я могу сказать своему ребенку, и он не станет жертвой насилия. Я считаю, что нужна система сексуального воспитания детей. Очень многие проблемы, которые вижу, происходят из-за недостаточной информированности. Второе – надо заниматься просвещением родителей. Избежать любых проблем легче, если есть доверительные отношения с ребенком.

Когда родители приходят в нашу комнату, я очень часто им объясняю: ваш ребенок стал жертвой преступления, потому что он очень хороший. Потому что злодей ищет послушного ребенка. Мы сами, взрослые, воспитываем жертв. У нас хороший ребенок тот, кто слушается, не перечит взрослым, не огрызается. Сказали «иди туда», он и пошел. Что мы делаем? Мы учим ребенка, что взрослому человеку хорошо только говорить «да». А мы должны учить его говорить «нет», разрешать проявлять свою самость, показывать свое желание и волю.

Маленький свидетель домашнего насилия: последствия и способы помочь — рассказывает психолог

Говоря о насилии, его жертвах (физических или психологических) мы редко когда вспоминаем о наблюдателях и их травмах. Что происходит с ребенком, которого не били и практически не давили психологически, но он постоянно наблюдал за актами насилия?

Тема травмирование свидетеля не так часто поднимается в обществе, а ведь уже доказано: люди, находящиеся в информационном поле травмирующего обстоятельства или наблюдающие за ним, травмируются сами, даже если им ничего напрямую не угрожает. К примеру, свидетели буллинга в классе — тоже пострадавшая сторона и нуждаются в коррекции и терапии. Специалисты не забывают об этом напоминать, в статьях о буллинге, рекомендациях и в советах коллектива.

Чтобы понять, как влияет на ребенка нахождение в «поле насилия, мы попросили нашего консультантку и автора статей Оксану Королович рассказать о проблеме и подсказать, как помогать детям, пострадавших таким образом.

Психотерапевт Оксана Королович: психологическая поддержка, профессиональное обучение, психологический аутсорсинг, развитие духовности.

Насилие в семье — одна из самых злободневных проблем современного общества. Часто когда мы говорим о домашнем насилии, мы сразу представляем себе мужа, который в пьяном угаре бьет жену, или же женщину, которая беспрестанно «выносит мозг» своему мужчине. В этот момент мы забываем о маленьких свидетелях деструктивных отношений.

Домашнее насилие – это не только издевательство над партнером. Это в равной степени насилие над ребенком, который смотрит, как морально или физически один родитель мучает другого. В таких ситуациях ребенок всегда жертва.

Насилие рождает насилие

Подавляющее большинство случаев домашнего насилия наблюдается в тех семьях, в которых агрессор в детстве рос в семье, где он сам регулярно становился свидетелем или жертвой домашнего насилия.

Ребенок, в присутствии которого часто происходили громкие скандалы между родителями, сам, скорее всего, будет решать возникающие проблемы в собственной семье с помощью крика и унижения партнера.

Дети, которые видели насилие в семье, в будущем переносят модель поведения родителей на собственные отношения. Они вероятнее поднимут руку на жену или собственного ребенка в зрелом возрасте, чем те, кто вырос в благополучной семье.

При этом выросший домашний тиран в общении с другими людьми вполне может оказаться душой компании, прекрасным и общительным человеком, его могут любить и уважать коллеги и друзья. Спросите, откуда такое несоответствие? Все просто, в его подсознании живет допустимость подобной модели поведения. Он не видит ущербности своего поведения в семье. Ведь для него насилие – неотъемлемая часть отношений.

Почему защитник превращается в насильника

Читайте так же:  Нужна ли россиянам транзитная виза при пересадке в китае и как её получить

Каждый ребенок хочет защитить родителя, страдающего от насилия. Однако он не способен сделать этого физически, поэтому выбирает единственно верный путь – перетянуть агрессию насильника на себя.

Парадоксально, но ребенок, защищающий жертву, скорее всего, вырастет агрессором. Так, мальчик, принимающий удары отца, направленные на его мать, усваивает, что жертва бессильна и ее следует защищать от всего. Со временем стремление защищать перерастет в необходимость иметь партнера, нуждающегося в опеке. И такой слабый, нерешительный, беспомощный человек (типичная жертва) обязательно будет найден.

Когда свидетель становится жертвой

Но не только агрессор формируется в результате домашнего насилия. С той же долей вероятности маленький свидетель домашнего насилия превратится в его жертву. Кто именно из него получится, зависит от того, какая модель глубже отложится в его подсознании и чью сторону он чаще принимал в детстве.

Ребенок, который оправдывает агрессора в детстве («Она сама виновата. Почему не сделала так, как он сказал?», «Он сильный, значит, всегда прав»), с большей степенью вероятности вырастет потенциальной жертвой. Для него подчинение сильному – норма.

Ужасные последствия

Увиденное в детстве насилие, вполне может сформировать личность, для которой агрессия является главным (или единственным) инструментом решения любых проблем. Подобные люди отличаются асоциальным поведением не только в семье.

  • Они жестоки со всеми окружающими. С детства такие люди усваивают, что подавление других дает власть и могущество.
  • Они с трудом вписываются в коллектив, хотя нередко добиваются больших успехов, благодаря своей напористости и агрессивности.

Изменить модель поведения такого человека крайне сложно. Необходимо, в первую очередь, его личное желание вырваться из бесконечного цикла насилия и получать от близких любовь и уважение, а не наслаждаться их страхом и покорностью.

Как помочь маленькому свидетелю домашнего насилия

Не нужно пытаться делать вид, что так и должно быть, что насилие – норма. Дети тонко чувствуют наши эмоции, страхи и боль. Если ваш ребенок или знакомый вам ребенок стал свидетелями домашнего насилия, крайне важно объяснить:

  • Он не виноват. Ребенок, который видит, как мама обижает папу или наоборот, начинает винить в происходящем себя.
  • Он может вам довериться. Для ребенка крайне важно найти того, рядом с кем он будет чувствовать себя в безопасности. Часто такими людьми становятся отнюдь не родители, которые находятся в разрушающих отношениях, а бабушка, дедушка, родители друзей или учитель. В тяжелых случаях необходима помощь со стороны: защитников детей и детских психологов.
  • Но самое важное, что должен сделать родитель-жертва – выйти из отношений, которые разрушают психику ребенка. Если основная жертва насильника сумеет разорвать порочный круг, она вытащит из него и ребенка. Только в этом случае ребенок получит шанс вырасти счастливым и построить гармоничные отношения.

Сексуальное насилие над детьми: как защитить ребенка

Когда речь заходит о сексуальном насилии над детьми, мы невольно представляем себе зловещие сцены с участием незнакомца, оказывающегося маньяком и(или) педофилом, но в реальности самый распространенный сценарий иной — это сексуальные притязания со стороны взрослого члена семьи (35-40% случаев) или друга семьи (45% случаев), хорошо ребенку знакомого*. Как распознать беду? И с чего начать разговор с ребенком? Объясняет педагог и психолог Лия Олейник.

Об эксперте

Лия Олейник — кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии, педагогики и менеджмента образования Николаевского областного института последипломного педагогического образования (Украина). Автор десятков научных трудов по вопросам полового воспитания детей от рождения до 18 лет. Соавтор книг «Личность в едином образовательном пространстве» (Запорожье, 2010), «Половое воспитание учеников школ-интернатов и их защита от сексуального насилия» (Николаев, 2012).

Насилие в отношении ребенка может проявляться по-разному. Подглядывание отчима за падчерицей во время купания, игра дедушки с четырехлетним малышом «в войнушку», когда ребенок ощупывается, якобы в поисках оружия, а потом «разоружается» догола. Или отчим укладывает ребенка на диван и гладит, постепенно переходя к половым органам, объясняя ребенку, что так надо любить друг друга: «Тебе же так приятно?» Все это — различные формы сексуального насилия. В подобных действиях ребенок может выполнять пассивную и активную роль и при этом переживать противоречивые чувства: страх и удовольствие, стыд и желание. Парадокс заключается в том, что если насильнику удается выстроить с ребенком доверительные отношения, тот может даже испытывать удовольствие. Часто мать не верит или не хочет верить ребенку, когда он пытается рассказать о случившемся. Конечно, сложно допустить и поверить в то, что в своей семье может твориться такое. Проще списать это на детские фантазии и выдумки. Однако детские «сказки» могут оказаться вовсе не сказками…

Тревожные сигналы

Узнать о случае насилия или развратных действиях в отношении ребенка со стороны членов семьи, знакомых или посторонних можно по его внешнему виду, поведению, разговорам. Никогда прежде не наблюдавшиеся ссадины и синяки на лице или на теле ребенка, не склонного к дракам и активным играм, — тревожный сигнал. Особенно если ребенок не вдается в подробности или его рассказ выглядит не совсем правдоподобным. Пережитое насилие может спровоцировать замкнутость, плохое настроение, подавленность, тревожность, страх, нежелание оставаться наедине со своим обидчиком.

Ребенок может рассказать о случившемся другу или подруге, учителю, матери, но представить это как случай, произошедший с кем-то другим, о чем он узнал из новостей, прочитал в интернете или увидел в кино. Обратите внимание на эмоциональное состояние ребенка во время рассказа, почувствуйте, что в действительности он хочет вам этим сказать: просто поделиться шокирующим фактом или просигналить о случившемся лично с ним.

В некоторых случаях ребенок может воспринять действия взрослого как должное и правильное поведение. Субъективные реакции детей на сексуальное совращение неоднозначны: по результатам одного исследования, 52% американских студентов, переживших сексуальное совращение, восприняли его отрицательно, а 48% — нейтрально и положительно.* *

Кроме того, дети далеко не всегда являются лишь пассивными объектами сексуальных домогательств: ребенок с разбуженной сексуальностью может сам провоцировать и поощрять взрослого к эротическим контактам. Но мы, взрослые, знаем, что за любые действия сексуального характера в отношении ребенка предусмотрена уголовная ответственность. Если взрослый человек совершает противоправные действия — он преступник. Поведение ответственного и любящего взрослого должно быть направлено в первую очередь на защиту ребенка.

Читайте так же:  Через какое время можно продавать квартиру после вступления в наследство

* См. об этом: итоговый отчет «Сексуальное насилие над детьми: социальное явление, социальная проблема, социальный контент, 2009» информационно-аналитического агентства «Социальная реклама.ru» (socreklama.ru)

** И. Кон «Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе» // Дети России: насилие и защита. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. РИПКРО, 1997, с. 63-74.

Правильно построить разговор

Если у вас есть основания подозревать насилие в отношении ребенка, но вы не чувствуете себя достаточно уверенно и спокойно, чтобы говорить с ним на эту тему, лучше обратиться к профессиональному психологу. Если же вы все-таки решились на откровенный диалог с сыном (дочерью), подумайте не только о том, что будете говорить, но и как. Поза, мимика, жесты, интонация, тембр голоса, смысловые паузы — все это ребенок считывает как сигнал: на чьей вы стороне? заслуживаете ли вы его доверие? Начало разговора и его сценарий зависят от возраста ребенка, семейных традиций и степени доверия, которая существует между вами. С дошкольником можно поиграть в игры с куклами, наделяя их ролями ребенка и взрослых членов семьи, среди которых будет человек, которого вы подозреваете. Такое игровое взаимодействие дает возможность малышу «проиграть» негативные действия взрослого, если они имели место. Можно предложить сыну (дочери) нарисовать свою семью и затем, обсуждая нарисованное, коснуться взаимоотношений с человеком, который по вашим предположениям мог допускать развратные действия в отношении ребенка.

Прямые вопросы, требующие однозначного ответа, скорее всего, смутят ребенка и заставят замкнуться. Тем более что ваши предположения могут и не подтвердиться. Важно, чтобы ваш разговор не напоминал ситуацию дознания в суде. Проявите искреннюю заинтересованность в жизни ребенка в целом — побеседуйте о том, что его радует, огорчает, страшит, удивляет, тревожит.

Для открытого разговора с ребенком школьного возраста должна быть располагающая атмосфера. Если в семье существует опыт доверительных бесед на другие темы, то и начать разговор на такую деликатную тему, как предполагаемое насилие, следует с привычных фраз: «Давай пошепчемся», «Ты мне хочешь что-то рассказать?» Но это возможно, если ребенок с ранних лет знает, что он может рассказать вам обо всем, что происходит в его жизни, и вы, взрослый и любящий человек, всегда готовы его выслушать и помочь найти выход из любой ситуации. Если таких доверительных отношений с ребенком не сложилось, попробуйте начать разговор с якобы услышанной или прочитанной истории о неправильном поведении взрослого по отношению к ребенку. Выскажите свое негативное отношение к действиям взрослого и понимание чувств и мотивов поведения ребенка. Дайте понять ребенку, что он всегда может рассчитывать на вашу поддержку и защиту.

Преодолеть последствия

Однократное, а тем более повторяющееся насилие со стороны члена семьи, который вынуждает ребенка замалчивать эти действия угрозами или уговорами, наносит ребенку сильную эмоциональную травму. Эти обиды оставляют в его душе ощущение вины, грязи, бессилия и предательства. Тяжесть последствий насилия зависит от восприятия и возраста ребенка. Ребенок дошкольного возраста, который испытал сексуальные ласки от кого-то из любящих родственников, может и не проявлять признаков психологической травмы. Иногда ее симптомы могут появиться намного позже, когда он начнет понимать, что с ним совершили.

Дети, которые осознают весь ужас, неправильность и противозаконность насильственных действий, но не могут им противостоять, часто страдают от страхов и ночных кошмаров, депрессивных состояний, самобичевания или неконтролируемых вспышек агрессии, направленных на тех, кто слабее их, или на животных. Нередко они пытаются избавиться от чувства собственной беспомощности и обрести уверенность в себе через насилие по отношению к другим. Чаще такое происходит с юношами, которые, остро переживая свой позор и испытывая чувство вины, пытаются доказать свою мужественность, унижая и проявляя насилие по отношению к другим. Нередко дети и подростки, сталкивающиеся с насилием со стороны отчима или другого члена семьи при молчаливом потворстве матери, убегают из дома или пытаются покончить жизнь самоубийством. Большинство же детей, переживших насилие, замыкаются в себе и не идут на близкие и доверительные отношения с другими людьми.

Однако многие из тех, кто пережил в детстве сексуальное насилие, в состоянии «закрыть» эту страницу своей биографии. Им помогает своевременное выявление травмы и помощь, оказанная грамотным психологом. Но самое главное — рядом с ребенком должен быть близкий человек, которому он доверяет и с помощью которого к нему вернется чувство ценности собственной личности.

Молчать нельзя признаться

В зависимости от обстоятельств дети могут молчать о том, что с ними происходит, или рассказать взрослым о том, что они стали жертвой насилия. От чего это зависит? Мнение Лии Олейник.

Ребенок молчит, когда:•чувствует себя ответственным за произошедшее с ним;•опасается, что ему не поверят; •верит в угрозы того, кто совершил насилие;•не хочет огорчать взрослых;•приучен не говорить о «плохом»;•ему тяжело рассказать, что произошло;•приучен не болтать лишнего;•уважает взрослых и боится доставить неприятности развратнику в ответ на его просьбу никому не рассказывать о произошедшем.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ребенок говорит, когда:•осознает невыносимость продолжения насилия;•страдает от физического вреда;•хочет защитить другого ребенка;•последствия насилия могут стать очевидными (например, беременность);•знает, как предотвращать насилие;•доверяет тому, от кого ожидает защиты.

Источники


  1. Кучерена, А. Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России: моногр. / А.Г. Кучерена. — М.: Юркомпани, 2017. — 432 c.

  2. ред. Никифоров, Б.С. Научно-практический комментарий уголовного кодекса РСФСР; М.: Юридическая литература; Издание 2-е, 2011. — 574 c.

  3. Корнев, А.В. Социология права. Учебник / А.В. Корнев. — М.: Проспект, 2016. — 825 c.
  4. Владимиров Л. Л. Е. Владимиров. Защитительные речи и публичные лекции; Издание П. В. Каменского — М., 2010. — 497 c.
  5. Саблин, М. Т. Взыскание долгов. От профилактики до принуждения / М.Т. Саблин. — М.: КноРус, 2013. — 400 c.
Как помочь ребенку, который стал жертвой сексуального насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here