Что такое «сделка с правосудием»

Самое важное в статье: "Что такое «сделка с правосудием»" с комментариями и выводами профессионалов. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то на них всегда может ответить наш дежурный юрист.

Недосделки с правосудием

Александр Шварев. «Росбалт», 9 января 2011

Осенью 2009 года в России стало возможным заключение так называемых сделок с правосудием. Правоохранительными органами в минувшем году они использовались не так часто, а большая их часть закончилась неудачно либо для обвиняемых, либо для представителей обвинения. Поэтому следователи предпочитают работать «по старинке», не оформляя документально свои договоренности с фигурантами дел.

Первая в российской истории сделка с правосудием была заключена с сотрудником службы безопасности «Евросети» Сергеем Каторгиным — обвиняемым по громкому делу о вымогательстве денег, по которому в розыск объявлен бизнесмен Евгений Чичваркин. По словам источника «Росбалта» в правоохранительных органах, на сделку с правосудием готовы были пойти несколько фигурантов расследования, однако выбор пал на Каторгина. Он поставил свой автограф под стандартным соглашением, которое со стороны обвинения подписал заместитель генпрокурора Виктор Гринь. Сделка предусматривала, что сотрудник «Евросети» дает полные и правдивые показания, «способствующие раскрытию и расследованию инкриминируемого преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников». Взамен он может рассчитывать на срок заключения, который составляет не более половины от максимального наказания. Завершилась же сделка большим скандалом.

«Главным условием Сергея было то, что, как только он даст показания, подтверждающие вину фигурантов дела, ему сразу изменят меру пресечения с заключения под стражей на домашний арест или подписку о невыезде, — рассказал ранее «Росбалту» знакомый Каторгина. — И представители СКП РФ на это условие согласились». Однако на свободе Каторгин не оказался, более того, ему постоянно продлевали сроки содержания под стражей. А трое других обвиняемых по делу, не заключившие соглашение с правосудием, находились под подпиской о невыезде.

[1]

Когда большинство фигурантов «дела «Евросети» закончили знакомиться с материалами, Каторгин из СИЗО написал письмо генпрокурору Юрию Чайке. В нем он сообщил, что фактически представители СКП РФ его обманули: не выполнили устные договоренности об освобождении из-под стражи, неоднократно нарушали его права (как участника досудебного соглашения), «использовали его в своих интересах» и т.д. 4 июня 2010 года заместитель генпрокурора Владимир Малиновский уведомил сотрудника «Евросети», что воспринимает его письмо как отказ от дачи показаний на суде, поэтому расторгает соглашение, заключенное Каторгиным и Виктором Гринем. В результате в проигрыше оказались представители обвинения. В ноябре 2010 года присяжные полностью оправдали всех обвиняемых, включая Каторгина.

Еще большим скандалом обернулась история с заключением сделки с правосудием заместителем руководителя отдела по расследованию особо важных дел Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета при прокуратуре РФ Григорием Домовцом. Он обвинялся в вымогательстве $4 млн у фигурантов дела о контрабанде мяса и был задержан с поличным при получении части денег. В первое время следователь отрицал свою вину, а потом заключил сделку с правосудием, и осенью 2010 года вышел на свободу. По условиям соглашения, Домовец дал показания на других руководителей следственного управления, в том числе на своего давнего друга, начальника отдела по расследованию особо важных дел Ивана Кожевникова, который в свое время и пригласил Домовца на работу.

Под стражу были взяты Иван Кожевников, замначальника ММСУТ Алексей Малков, а первый замначальника ММСУТ Константин Зотов объявлен в розыск. Взамен Домовцу было обещано условное наказание. На оглашение приговора он пришел даже без вещей, но 26 ноября Мосгорсуд неожиданно отправил его на три года в колонию. Представители прокуратуры развели руками – на решение судьи они повлиять не могут – однако ситуация получилась как для Домовца, так и для следователей крайне неприятная. (27 января 2011 года Верховный суд России изменил Домовцу наказание на условное. Поробнее см.: Верховный суд изменил наказание экс-следователю Домовцу на условное. Прим. автора сайта)

В 2010 году была заключена и самая длительная сделка с правосудием, результаты которой станут понятны только в 2011 году. Бизнесмен Денис Лавров, который находился под стражей по обвинению в хищении активов Пушкинского зверсовхоза стоимостью $ 1 млрд, подписал соглашение с Генпрокуратурой, по которому назвал другого участника преступления – директора ФГУП «Племзавод «Пушкинский» Владимира Лося. В мае 2010 года Лавров был приговорен к году тюрьмы, который он к тому времени он уже отсидел под следствием. Владимир Лось тоже заключил сделку с правосудием и дал показания на организатора аферы – бывшего замминистра одного из ведомств, который и ныне входит в правительство РФ. Взамен Лось рассчитывает, что он получит либо условный срок, либо срок, равный уже проведенному под стражей. Высокопоставленному чиновнику обвинение пока не предъявлено, по данным «Росбалта», это может произойти после оглашения приговору Лосю.

Самая громкая сделка со следствием, которая так и не состоялась, связана с делом в отношении Дмитрия Кудрявцева — фактического владельца компании «Строймонтажсервис», занимающейся техническим обеспечением камер видеонаблюдения, установленных по всей столице. По версии правоохранительных органов, бизнесмен с мая по сентябрь 2009 года похитил 19 млн рублей, выделенных правительством Москвы на обслуживание камер, значительная часть которых на самом деле не функционировала: видимость их работы создавалась при помощи специального «обманного» оборудования.

По данным «Росбалта», Кудрявцев предлагал Следственному управлению СКП РФ по Москве заключить сделку с правосудием, в рамках которой был готов рассказать все подробности «распила» бюджетных денег, выделенных на обслуживание камер, а также назвать конкретных чиновников правительства Москвы и сотрудников правоохранительных органов, которым лично или через охранников ежемесячно передавал крупные суммы. Однако сделка почему-то не заинтересовала следователей, решивших, видимо, пока ограничиться в данном деле «мелкими сошками». Кудрявцеву в соглашении было отказано.

Поскольку механизм заключения сделок пока не отлажен, а сами они неудачно складываются для правоохранительных органов, следователи зачастую предпочитают свои договоренности с обвиняемыми не документировать. Так, например, было в случае с бизнесменом Юрием Шиловым. Изначально он был арестован по обвинению в посредничестве при передаче взятки. По версии следствия, Шилов получил $ 1,5 млн за освобождение из-под стражи президента компании «Петро-Юнион» Ильи Клигамана, а окончательным получателем этих денег был бывший начальник ГСУ СКП РФ Дмитрий Довгий. Однако Шилов свою вину категорически отрицал. Более того, позже выяснилось, что эта сумма выплачивалась вполне официально в качестве уплаты реально существующего долга. Когда стало понятно, что дело разваливается, Шилову была предложена неофициальная сделка: он признает свою вину в мошенничестве, а взамен получает условный срок. Проведя десять месяцев в СИЗО, бизнесмен согласился на эти условия и в сентябре получил пять лет условно.

Читайте так же:  Как получить полис добровольного медицинского страхования (дмс)

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве – сделка с правосудием. История и современность.

История института сделки с правосудием

Правовой институт, который в настоящее время мы называем сделкой с правосудием возник достаточно давно. Он существовал к примеру в Британии уже в средние века. На тот момент «апелляция раскаявшегося» предполагала, что подсудимый мог избежать смерти, если помогал раскрыть другие преступления, которые совершили другие люди. Принято считать, что «сделка с правосудием» в том смысле, в котором мы ее понимаем сейчас возникла в США примерно в конце 19 века. После чего получила распространение и в других странах. Необходимо отметить, что у указанного института есть множество как сторонников, так и ярых противников. Сторонники, объясняют свою позицию тем, что подобные институты существенным образом способствуют раскрытию наиболее сложных, много эпизодных, групповых преступлений. Противники же, указывая на исторический опыт Британии, в которой в средние века этот институт прекратил свое существование, говорят о том, что возможность получить меньшее наказание взамен на оговор других лиц дает возможность избежать наказания виновным и привлечению невиновных.

Виды сделок с правосудием в современных правовых системах. Сделка взамен на уменьшение обвинения

Прокурорский иммунитет

Вторым наиболее распространённым видом сделки с правосудием является так называемый «прокурорский иммунитет». Наибольшее распространение этот институт также получил в США. Сущность этой процедуры заключается в том, что обвиняемый, подозреваемый не просто может рассчитывать на снижение объема инкриминируемого ему обвинения, а освобождается от наказания в принципе. Проще говоря изменяет свой статус на статус свидетеля. В обмен, он должен давать показания на своих сообщников. Указанная сделка также утверждается судом. После заключения подобного соглашения, она обязательна для заключивших ее сторон. Очень редко, подобная сделка может быть расторгнута в случае если у представителей прокуратуры появятся новые доказательства опровергающие даваемые показания, уличающие обвиняемого во лжи.

Необходимо также отметить, что так или иначе, сделка с правосудием имеет место и в тех странах, в которых она не предусмотрена законодательно. Даже в Советские времена практика определенных договоренностей правоохранительных органов с обвиняемыми имела место. Просто она не была закреплена юридически.

Сделка с правосудием в России

Сделка с правосудием

Соглашение о признании вины — разрешённая законом письменная сделка обвиняемого и защитника с обвинителем, в которой зачастую в обмен на признание обвиняемым (подсудимым) своей вины в менее тяжком преступлении обвинитель отказывается от всестороннего исследования обстоятельств дела, которое прояснило бы истину, а также от поддержания обвинения в более тяжком преступлении.

Соглашение о признании вины существует в следующих странах:

Содержание

Российское право

До 2009 года в российском уголовно-процессуальном праве соглашение о признании вины в явной форме отсутствовало.

В науке при этом существовали точки зрения, что аналогом или разновидностью этого института в российском праве можно считать особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ; [1] [2] .

Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ в Уголовный кодекс РФ и УПК РФ внесены изменения, предусматривающие введение нового института «досудебных соглашений о сотрудничестве». Досудебное соглашение о сотрудничестве — это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения. В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер назначенного наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного Уголовным кодексом за данное преступление.

Также в праве России существует институт освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, предусмотренный ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ. В периодической печати освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием нередко называют «сделкой с правосудием» [3] , опираясь на то, что нередко в практике реализация деятельного раскаяния принимает следующую форму: следствие предлагает лицу, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, прекратить уголовное дело и не направлять его в суд, если он напишет «чистосердечное признание», в котором признает свою вину и подробно опишет совершенное деяние [4] .

Особый порядок принятия судебного решения

В соответствии со статьей 314 УПК РФ обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы.

В случае постановления приговора в особом порядке, наказание за преступление не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Большинство ученых разграничивает соглашение о признании вины в системе англо-американского права и особый порядок принятия судебного решения [5] . Основу их доводов составляет тот факт, что, в отличие от особого порядка, соглашение о признании вины является «настоящей» сделкой, когда обвинитель отказывается от части обвинения, взамен на согласие обвиняемого с менее тяжкой его частью. В отношении особого порядка в российском уголовно-процессуальном законодательстве, по мнению Т. К. Рябининой, делается акцент на упрощение процедуры судебного разбирательства при условии согласия с предъявленным обвинением в полном объёме, а традиционный англо-американский вариант сделок о признании вины делает акцент на уменьшение объёма обвинения [6] .

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

Норма о деятельном раскаянии в российском уголовном законодательстве имеет следующий вид:

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным. [7]

В науке отмечается некоторое сходство между институтами деятельного раскаяния и соглашениями о признании вины: так, говорится, что в англо-американском праве заключение таких соглашений является одной из форм учёта позитивного посткриминального поведения обвиняемого, то есть его деятельного раскаяния [8] .

Тем не менее, говорится и о существенных различиях данных институтов. Указывается, что деятельное раскаяние не является юридическим актом, позволяющим сторонам (обвинению и защите) распорядиться предметом спора, а является обстоятельством, которое уменьшает степень общественной опасности деяния и личности обвиняемого, позволяя органам государства отказаться от его уголовного преследования [9] . Освобождение от ответственности в данном случае является формой проявления гуманности государства.

В общем случае, по закону, обязательным условием признания деятельного раскаяния лица является явка с повинной, причём таковой не признаётся «чистосердечное признание» лица, совершённое уже после того, как его привлекли к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого [10] . Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, когда не имела место явка с повинной признаётся судами незаконным [11] . Наличие явки с повинной не требуется, лишь если лицо освобождается от ответственности по одному из специальных оснований, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Сделки же о признании вины могут быть заключены в любой момент до вынесения приговора по уголовному делу, даже если первоначально обвиняемый и не признал своей вины.

Читайте так же:  Апелляция на решение мирового судьи образец заявления

Отмечается также, что сделки о признании вины фактически связаны с отказом государства от установления объективной истины в уголовном процессе: при заключении таких соглашений прокурор и обвиняемый договариваются не принимать в расчёт установленные следствием и подтверждённые доказательствами обстоятельства дела; при деятельном раскаянии имеет место обратная картина: следствие должно раскрыть и правильно квалифицировать преступление, подтвердив доказательствами все его обстоятельства, а вина может быть признана только в полном объёме, без каких-либо элементов торга в этом отношении [12] .

  • Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 13.05.2008)

(принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 04.03.2008)

(принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 04.12.2007) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.05.2008)

Уговор дороже дела

В чем плюсы и минусы досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием

Lenta.ru , 6 мая 2017 года

Хамовнический суд Москвы 2 мая рассмотрел в особом порядке уголовное дело президента Внешпромбанка Ларисы Маркус, которая созналась в хищении из кредитной организации более 114 миллиардов рублей. Благодаря сделке со следствием ей грозит минимальное наказание. В последнее время участились случаи сотрудничества обвиняемых со следователями; бывает и так, что некоторые избегают заслуженного наказания, сваливая вину на сообщников. «Лента.ру» разбиралась в плюсах и минусах применения уголовно-правового договора.

Лариса Маркус
Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Дело Маркус

Глава Внешпромбанка Лариса Маркус и ее заместитель Екатерина Глушакова предстанут перед судом. Владелец финансовой организации Георгий Беджамов, родной брат Маркус, успел скрыться от следователей в Монако.

Женщинам вменяется мошенничество и растрата в особо крупном размере. По версии следствия, Маркус и ее брат в 2009 году создали организованную группу для систематического хищения денежных средств, к которой присоединилась Глушакова и еще не установленные следствием лица.

С мая 2009-го по декабрь 2015 года они оформляли по подложным документам невозвратные кредиты, а также списывали деньги со счетов вкладчиков без их ведома. Выдав кредиты почти 300 фирмам, зарегистрированным на подставных лиц, топ-менеджеры похитили из банка более 114 миллиардов 166 миллионов рублей.

В ходе обысков в квартирах и загородных особняках бывших топ-менеджеров Внешпромбанка оперативники нашли крупные суммы денег, драгоценности и документы на дорогостоящую недвижимость, писал «Коммерсантъ». В списке изъятого была, например, подарочная деревянная коробка из-под трех бутылок вина, доверху набитая ювелирными украшениями. Из изъятых документов сыщики сделали вывод, что практически все свое имущество банкиры распределили между родственниками и доверенными лицами.

Маркус пошла на сделку со следствием, признала вину и заявила ходатайство о рассмотрении ее дела в особом порядке. Согласно этому особому порядку, суд не изучает доказательства по делу и показания свидетелей, а приговор выносится на основании признательных показаний фигуранта дела, которому назначается не более двух третей от максимального наказания. Беджамов объявлен в международный розыск. В апреле 2016 года его задержали в Монако, но князь Альберт II отказался выдать бизнесмена российским органам правосудия.

Как именно сделка облегчает жизнь следствию

Преюдиция — понятие, которое обязывает суды принимать без проверки факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением, при последующем рассмотрении дела по одним и тем же эпизодам или в отношении одних и тех же лиц. В российской практике это явление стало особенно популярным по резонансным делам с широким кругом соучастников. Механизм его прост: на стадии следствия из общего дела выделяется одно, по которому заключена сделка с обвиняемым и идет особый порядок рассмотрения в суде, то есть без исследования доказательств и допроса свидетелей.

Фигурант получает минимальное наказание в обмен на показания против сообщников, а обвинительный приговор облегчает дело следователей, избавляя их от работы по сбору дополнительных доказательств, поскольку судом уже установлена вина остальных обвиняемых.

«В 2015 году специальным нормативным актом были внесены изменения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс, которые запретили такие механизмы. Это на бумаге, а на практике пока еще существует тенденция расщепления уголовных дел. Проблемы еще есть. Досудебное соглашение предусматривает, что обвиняемый дает конкретные показания и получает минимальный срок. Остальную часть информации, вредной для его подельников, он может давать в параллельном деле, и поскольку он уже осужден, это не считается преюдицией. С этим стало построже, но любой следователь с фантазией, желающий звезду на погонах, придумает, как ему и закон соблюсти, и результат получить», — объясняет в беседе в «Лентой.ру» адвокат Сергей Бородин.

По его словам, когда-то сделку с правосудием придумали для борьбы с мафией и американскими террористами: один сдавал всю банду. «Но у них не было такого, что творится у нас: зачастую подписавший соглашение не банду сдает, а показывает на тех, кого надо. То есть преюдицию стали использовать для того, чтобы оговаривать нужных людей и сажать их за решетку. Поэтому и возникла необходимость хоть чуть-чуть от этого оговора защититься», — поясняет защитник.

Много знал — мало дали

Наглядный пример удачной сделки со следствием — уголовное дело известного «решальщика» Дионисия Золотова. Он зарабатывал на жизнь тем, что оказывал услуги бизнесменам по урегулированию проблем с правоохранительными органами. Впрочем, деньги он получал, но от трудностей своих клиентов не избавлял.

«Решальщик» взял у одного из потерпевших 52 миллиона рублей, обещая помочь ему в прекращении уголовного дела, но сам оказался под следствием по обвинению в вымогательстве. Он покаялся, вернул деньги, и ему в 2013 году дали условный срок.

Но потом Дионисий вновь взялся за старое. На это раз специалист по утрясанию проблем решил «отжать» бизнес у владельца компании «Королевская вода» Иосифа Бадалова, который на свою беду обратился к Золотову за помощью в прекращении уголовного дела по неуплате налогов. Как писали СМИ, вместо улаживания проблем с правоохранительными органами посредник приложил руку к возбуждению нового дела против своего клиента, и тот попал в СИЗО. Когда выяснилось, что Золотов оговорил бизнесмена, он снова стал обвиняемым. Опять «решальщик» пошел на сотрудничество со следователями и рассказал им, как давал взятки начальнику УВД Западного округа Москвы Владимиру Рожкову: пять миллионов рублей, автомобили Lexus RX-350 и Toyota Land Cruiser Pradо. Кроме того, Золотов купил и отремонтировал для Рожкова квартиру, потратив на это в общей сложности более 15 миллионов рублей.

Читайте так же:  Образец заполнения анкеты на шенгенскую визу

Полицейского приговорили к десяти годам лишения свободы, а Золотова — к шести.

Чуть позже к этому сроку суд добавил полгода за еще один эпизод мошенничества: Золотов обманул владельца строительной компании на 150 миллионов рублей. Как установило следствие, здесь он использовал ту же схему, что и с владельцем «Королевской воды». Чтобы получить право на досудебное соглашение, трижды судимый Золотов признался следователям в еще двух аферах, пишет газета «Коммерсантъ».

Кто первый стукнет

Популярный голливудский фильм «Законопослушный гражданин» рассказывает историю о свихнувшемся американце, который решил отомстить системе за то, что убийца его близких не понес заслуженного наказания — как раз из-за сделки со следствием. И хотя кино оторвано от реальности, тем более российской, тем не менее в картине ясно представлена главная проблема уголовно-правового договора: несправедливое распределение наказания между соучастниками.

«Мне в практике приходилось сталкиваться с несколькими случаями по делам о незаконном обороте наркотиков, когда следствие шло не от мелкой рыбешки к большой рыбе, а наоборот. В результате жонглирования фактами и использования досудебного соглашения крупные сбытчики оказывались в расследовании на вторых ролях, а мелкие посредники — в организаторах», — сообщил на условиях анонимности «Ленте.ру» столичный правозащитник.

В январе российское правительство выступило с законопроектом, дополняющим Уголовно-процессуальный кодекс новыми положениями, устанавливающими процессуальный статус лица, в отношении которого производство выделено в отдельное уголовное дело с связи с заключением соглашения о сотрудничестве.

Как сообщается на портале «Гарант.ру», по замыслу авторов поправок, указанное лицо планируют наделить правами, которыми обладает свидетель, за исключением права отказа от показаний против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. Разработка законопроекта началась после указания Конституционного суда РФ на необходимость установления порядка допроса лица, сотрудничающего со следствием.

Сделка с правосудием

В конце апреля Государственная Дума приняла закон о внесении поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, которые предусматривают введение в нашей стране совершенно нового института — так называемой «сделки с правосудием». Суть этих поправок заключается в том, что заключившие такую сделку будут осуждены только на половину максимального срока возможного наказания, а если преступление малозначительное, то из обвиняемых они могут превратиться в свидетелей. Если обвиняемый проходит по коллективному делу и даст показания против своих подельников, то, в случае сделки, его дело будет выделено в отдельное производство.

После принятия закона Госдумой Совет Федерации его не одобрил. Казалось бы, это хороший знак — хотя бы верхняя палата парламента разглядела, каковы могут быть последствия очередной «реформы» по западному образцу. Однако, если посмотреть на причины, которыми руководствовался Совет Федерации, отклонив закон, окажется, что особо радоваться нечему.

Сенаторы всего лишь сочли, что инициатива сделки должна исходить не от обвиняемого, а от прокурора! Либо, по крайней мере, также и от прокурора. Иными словами, мотивы отклонения совсем не связаны с возможными тяжкими последствиями. Как сообщил председатель Комитета Госдумы по безопасности, главным заказчиком данного закона были «оперативные работники». Этот факт не оставляет сомнений в том, чем обернётся практическое применение этого закона, если он будет принят.

Видео (кликните для воспроизведения).

Интересно заметить, что во время слушаний в Думе практически все выступавшие ссылались на пресловутый «международный опыт», имея в виду опыт отдельных стран, якобы очень удачный. На самом же деле этот опыт, прежде всего там, где действует англо-саксонское право (США, Британия, Канада, Австралия), совсем не так успешен, как это пытаются представить. Судебная система США, известная нам по многочисленным кинофильмам о жюри присяжных, на самом деле не имеет ничего общего с реальной судебной системой. По признанию генерального атторнея (прокурора) США, более 85% дел в Соединённых Штатах решается с помощью сделки с правосудием. Говорит ли это об успехе? Конечно, нет. Напротив, очевидно, что сделка с правосудием практически полностью заменила собой само правосудие. И это не случайно. Наличие такого института в законодательстве действует развращающе не только и не столько на обвиняемого, сколько на само правосудие.

При рассмотрении закона в Совете Федерации практически никто не вспомнил и об опыте «международного правосудия», а жаль. Это помогло бы намного лучше увидеть, что представляет из себя данный институт сделки.

Особо ярко оскал сделки с правосудием проявился в практике международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде. Ничего необычно здесь нет, ведь этот институт стал расцветать там потому, что практически весь аппарат прокуратуры этих трибуналов заняли англосаксы, прежде всего американцы.

Первоначально в статутах данных трибуналов не было никакого упоминания о сделках. Однако, несмотря на отсутствие такого права, постепенно под воздействием судей из США и других стран системы общего права в Правила процедуры была включена возможность сделки. Мне довелось встречаться с одним из главных проводников идеи сделки с правосудием в Международном трибунале по бывшей Югославии — заместителем главного прокурора Г. Блевитом ещё в 2003 году. Я специально задавал ему вопросы о правомерности такой практики. Серый кардинал трибунала (бывший бессменным замом трёх главных прокуроров МТБЮ в течение более 12 лет!) вилял, пытаясь ссылаться на опыт его собственной страны (Австралии), но ничего путного объяснить не смог. И не случайно. Австралия — это Австралия, а МТБЮ по правилам Австралии работать не должен. Что ж, растерянность прокурора понятна: для того, чтобы обосновать беззаконие, всегда приходится лукавить.

Все случаи сделок обвиняемых международных трибуналов достойны отдельного рассмотрения. За каждым из них стоят драматичнейшие интриги. За недостатком места рассмотрим некоторые из них.

Дражен Эрдемович

. Дело бывшего солдата (трудно точно сказать, какой армии, так как за время югославской войны он успел повоевать на стороне всех трёх противоборствовавших сторон) Д. Эрдемовича было затребовано Гаагским трибуналом у сербского суда ещё в 1996 году. Это было весьма странно. Во-первых, трибунал был создан для преследования только высших руководителей, виновных в совершении военных преступлений. Рядового солдата к таким отнести никак нельзя. Во-вторых, трибунал был создан для преследования тех, кто избежал ответственности, однако и это условие соблюдено не было — дело Эрдемовича было затребовано из суда, то есть уже началось следствие по его преступлениям.

Почему же Международный трибунал по бывшей Югославии, нарушая основы своей юрисдикции, так старался забрать Эрдемовича себе? Ответ на этот вопрос стал ясен, когда солдат дал свои показания на ряде процессов. Несмотря на всю их невероятность и даже фантастичность (например, он, рядовой солдат, рассказывал о содержании бесед генерала Младича с президентом РС Р. Караджичем), эти показания были приняты в качестве достоверных. Все доказательства геноцида в Сребренице построены только на показаниях Эрдемовича. Несмотря на то, что он сам признался в убийстве более 1200 человек, из которых лично убил более ста, взамен за дачу нужных показаний Гаагский трибунал снял с него обвинение в убийстве (. ) и приговорил лишь к 5 годам лишения свободы за нарушения законов и обычаев войны. Но и этот срок Эрдемович не отсидел и был досрочно выпущен на свободу через три года. Он дал свои показания и на других процессах, в том числе на процессе С. Милошевича. Отметим, именно Милошевич доказал, что Эрдемович лжёт. Более того, что лжёт не по собственной инициативе, а говорит то, что требовалось прокуратуре.

Читайте так же:  Нужна ли виза в оаэ для россиян при транзите через дубай

Биляна Плавшич

. Бывший президент Республики Сербской в Боснии и Герцеговине Б. Плавшич оказалась в наиболее сложном положении, будучи самым старшим по возрасту обвиняемым — ей было 70 лет. Это обстоятельство ловко использовал Гаагский трибунал. Взамен признания вины без проведения процесса (то есть прокуратуре вообще ничего не надо было доказывать!) Плавшич получила обещание, что ей назначат наказание не более 7 лет тюрьмы. Однако суд назначил ей 11 лет, но было уже поздно. Бывший президент уже оговорила не только себя, но и всех, кого можно, включая Р. Караджича и других, в то время уже находившихся в тюрьме МТБЮ.

Мирослав Дероньич

. После того, как М. Дероньич — один из руководителей армии боснийских сербов в районе Сребреницы — подписал сделку с прокуратурой, с него сняли обвинение в геноциде (с естественным в этом случае снижением размера наказания). Однако за это Дероньич был обязан давать показания по обвинению в геноциде в отношении других. Причём — на любых процессах по требованию прокуратуры. После того, как Дероньич дал эти показания, он неожиданно «умер от тяжёлой болезни» в тюрьме.

Милан Бабич

. Бывший президент Республики Сербская Краина в Хорватии М. Бабич также пошёл на сделку с Гаагским трибуналом взамен обещания получить небольшой срок. Его показания на процессе С. Милошевича были фантастичны и неправдоподобны настолько, что могли быть расценены как умышленно гротескные, в достоверность которых поверить невозможно. Но даже такое сотрудничество не удовлетворило трибунал, и Бабич получил 13 лет тюрьмы (вместо ожидавшихся им пяти). Во время показаний против другого обвиняемого — Милана Мартича, которые продолжались несколько дней, в ночь перед последним днём показаний Бабич был найден в своей камере повешенным.

Итак, как видим, практика использования института сделки с правосудием в международных трибуналах, на самом высшем уровне, должна, однако, убедить в том, что это опаснейшее средство судебного произвола. Будем надеяться, что наши парламентарии сумеют разобраться в сути проблемы, и в России легализация сделки с правосудием не произойдёт.

[2]

Досудебное соглашение о сотрудничестве — сделка с правосудием?

Гуршумов И., прокурор Мантуровского района Курской области.

Досудебное соглашение о сотрудничестве начинается с того, что ходатайство о его заключении, также подписанное защитником, подается подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора.

Это логично, так как в соответствии со ст. 21 УПК прокурор от имени государства осуществляет уголовное преследование наряду со следователем и дознавателем, однако именно прокурор утверждает обвинительное заключение и поддерживает государственное обвинение в суде. Следовательно, ему и заключать досудебное соглашение о сотрудничестве.

Тем не менее ходатайство поступает к прокурору не сразу. В соответствии с ч. 3 ст. 317.1 УПК оно представляется прокурору подозреваемым или обвиняемым, его защитником через следователя. То есть законодателем в цепочку подозреваемый (обвиняемый) — прокурор в процедуре заключения досудебного соглашения введено промежуточное звено в виде следователя.

Следователь, получив указанное ходатайство, в течение трех суток с момента его поступления либо направляет его прокурору вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, либо выносит постановление об отказе в его удовлетворении. Отметим, что в этом случае законодатель не счел нужным установить, что решение следователя согласовывается с руководителем следственного органа.

Что это даст на практике? Случай согласия следователя с ходатайством подозреваемого (обвиняемого) рассматривать не будем, поскольку такое решение следователя вряд ли кем будет обжаловаться. Рассмотрим случай вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства.

Во-первых, очень интересна сама возможность вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, поданного на имя прокурора. На наш взгляд, позиция законодателя, допустившего возможность рассмотрения данного ходатайства следователем, ошибочна. В данном случае ходатайство рассматривается неправомочным лицом.

Во-вторых, в этом случае как само ходатайство подозреваемого (обвиняемого) о заключении соглашения, так и вышеуказанное постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства к прокурору не попадают, так как закон не обязал следователя направлять прокурору копию постановления об отказе в удовлетворении ходатайства. А потому прокурор лишен возможности дать оценку законности постановления. Это фактически означает, что прокурор может и не узнать о самом существовании ходатайства подозреваемого (обвиняемого).

В-третьих, ч. 4 ст. 317.1 УПК устанавливает порядок обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства. Этой нормой предусмотрено, что оно может быть обжаловано лишь руководителю следственного органа. Однако, несмотря на то, что следователь является независимой процессуальной фигурой, такое важное решение, как отказ в удовлетворении ходатайства подозреваемого (обвиняемого), им никогда не будет принято без фактического согласования с руководителем следственного органа. Так какой смысл обжаловать постановление руководителю следственного органа, если оно вынесено с его, пусть даже неофициального, согласия. Естественно, руководитель следственного органа откажет в удовлетворении жалобы. Такой путь обжалования только лишь затянет процедуру обжалования постановления.

В-четвертых, допустим, что прокурор при ознакомлении с материалами уголовного дела, находящегося в производстве следователя, обнаружил это ходатайство и постановление следователя об отказе в его удовлетворении. При изучении ходатайства прокурор установит, что оно представляет определенный интерес для стороны обвинения и заслуживает удовлетворения. Однако он не наделен полномочиями отменить постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства. Что ему делать? Вынести постановление о направлении материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене соответствующего постановления следователя. Дальнейшее движение ходатайства аналогично предыдущему случаю, и, как результат, прокурор получает отказ руководителя следственного органа. Ранее мы заострили внимание на том, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела следователь не согласует с руководителем следственного органа, потому что в случае согласования прокурор мог бы сразу направить материалы вышестоящему прокурору для решения вопроса о необходимости отмены постановления следователя, а вместо этого вынужден фактически «затягивать» процедуру обжалования формальным направлением материалов руководителю следственного органа.

Читайте так же:  Правила и особенности раздела имущества супругов при разводе

Представляется, что положения закона, регламентирующие порядок осуществления досудебного соглашения о сотрудничестве, еще неоднократно должны быть доработаны.

Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе

Двусторонняя досудебная договорённость защиты и обвинения, закрепляющая меру ответственности подследственного в ходе рассмотрения дела и определяющая последствия, вытекающие из его действий, в виде смягчения приговора (ФЗ №141 2009/29/06) именуется досудебным соглашением о сотрудничестве в уголовном процессе.

Инициировать договорённость должен сам подозреваемый на начальном этапе следствия (предъявление обвинения или открытие дела) – по завершении предварительного расследования выражать желание сотрудничать со следствием будет поздно (УПК ст.5 п.61).

Оправданность и пристойность сделки с законом определяется характером преступления и категорией возбуждаемого дела, но обнаруживается только в ходе следствия.

Что говорит закон?

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно, но не обязательно (УПК ст.317.1 п.2). Права гражданина, попавшего в поле зрения правоохранительных органов и вошедшего в конфликт законом, включая право на защиту и заявление о добровольном сотрудничестве, разъясняются ему адвокатом или следователем (Конституция ст.48; УПК ст.16, ст.11 п.1).

Таким образом, отказ в заключении сделки может случиться как на этапе следователя, так и на этапе прокурора.

Обжалование отказа в Следственный комитет (ФЗ №403 2010/28/12; УПК ст.39) или Прокуратуру может быть подано самим заявителем, его адвокатом или следователем (Приказ Генпрокуратуры №107 2010/15/03; УПК ст.317.2).

Договор о сотрудничестве со следствием возможен при наличии следующих условий:

  • объявлено о подозрении или предъявлено обвинение;
  • заявление о сотрудничестве со следствием сделано добровольно;
  • следственные органы действительно нуждаются в помощи подозреваемого/обвиняемого.

Договорённость о сотрудничестве на этапе расследования составляется прокурором (в случае удовлетворения ходатайства) и визируется тремя участниками сделки (заявителем, защитником и обвинителем).

Прокурор же детально разъясняет обвиняемому/подозреваемому все тонкости заключения и подписания документа и потенциальные послабления при вынесении приговора, на которые он может рассчитывать (УПК гл.40.1).

Содержание соглашения о сотрудничестве

Помимо стандартных обязательных пунктов любого юридического документа, как то время и место подписания, сведения, идентифицирующие участников сделки, в типовом досудебном соглашении обязательно содержится информация, без которой подобная договорённость не может существовать вообще, ибо она нецелесообразна и бессмысленна:
  • развёрнутое описание преступления: кто, где, как, когда, с кем и что сделал;
  • инкриминируемая статья за содеянное;
  • обязательства, которые фигурант добровольно на себя возлагает, перечисление действий, которые он готов совершить в интересах правосудия;
  • снисхождение суда, которое ожидаемо в конечном итоге при вынесении приговора (УК ст.62, пп.2, 4).

При этом никаких гарантий смягчения приговора нет и быть не может: окончательное заключение (приговор) выносится судом, который может расценить любые показания как ложные, отличные от действительности или искажающие картину (УК ст.63.1).

Сделка с правосудием

Досудебное соглашение о сотрудничестве обвиняемого и следствия мало похоже на «соглашение» как таковое и узаконивает, скорее, согласованное «взаимодействие», но никак не сотрудничество.

Это попросту сделка с правосудием, ибо цели, преследуемые участниками (сторонами) договорённости, сильно разнятся и нигде не пересекаются.

Цель обвиняемого – смягчить наказание, «переиграть» статью или, как минимум, «скостить» себе срок. Выгода его от сделки иллюзорна, но присутствует: перспективы проясняются, даже появляется надежда получить «условно» либо избежать наказания вообще. Риск при заключении соглашения непомерно велик:

  • срок он будет отбывать на общих основаниях, где никакой защиты не будет обеспечено (ведь он мог «сдать» авторитетов, крупных неуловимых фигурантов по другим делам и пр.);
  • если прокурор откажет в ходатайстве, получится, что он, полностью приняв вину, «сдал себя с потрохами» и теперь не нуждается в защите.

Цель следствия, прокуратуры и суда очевидна – получить максимум сведений, включая нераскрытые преступления и те, о которых не было известно. При этом фактически ничего не делать и не рисковать жизнью, служебным положением. С этой стороны налицо серьёзная экономия времени, средств и ответственности, так как необходимость в тщательном разбирательстве и дознании отпадает.

Состязательный аспект в ходе судебного процесса вызывает недоумение: о каком состязании обвинения и защиты может идти речь, если стороны обо всём договорились заранее?

Порядок заключения

С началом уголовного дела, когда в нём появляются подозреваемые и обвиняемые в преступлении, любой из фигурантов волен инициировать соглашение о сотрудничестве и оказании содействия следствию.

Порядок заключения соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе следующий:

Иными словами, одиночка, преступивший закон, не имеющий подельщиков и не владеющий ценной с точки зрения закона информацией, следствию и прокуратуре не интересен.

Следствие закончено: что дальше?

Факт назначения и проведения суда говорит в пользу законности досудебной сделки.

Участие обвиняемого и его защиты в ходе судебного разбирательства обязательно (УПК ст.317.7; Постановление Пленума ВС №16 2012/28/06), иначе нарушается особый порядок его проведения. Неявка защиты или обвиняемого (допустимо в иных ситуациях УПК ст.347 пп.4, 5) со ссылками на предшествующую договорённость сторон являются основанием для переноса заседания (УПК гл.40.1; ст.50 п.3; ст.248 п.2).

Обнаруженные в ходе следствия ложные или неточные показания обвиняемого, равно как и скрытые им подробности, являются основанием для пересмотра приговора суда (УПК ст.15).

Итак, воспользовавшись правом заключить сделку с законом и тем самым смягчить свою участь, обвиняемый тут же добровольно возлагает на себя определённые обязанности, в случае невыполнения которых его дело будет рассмотрено на общих основаниях, исключая послабления при вынесении приговора.

Данное сотрудничество нельзя назвать взаимовыгодным: выгода обвиняемого крайне мала и весьма спорна, в то время как выгода обвинения и суда очевидна.

Видео (кликните для воспроизведения).

Дорогие читатели, информация в статье могла устареть, воспользуйтесь бесплатной консультацией позвонив по телефонам: Москва +7 (499) 288-73-46 , Санкт-Петербург +7 (812) 317-70-86 или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

Источники


  1. Ванская, Г.П. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. Практическое пособие. Выпуск 2: 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки; Политика. Политология; Право. Юридические науки; Военное дело. Военная наука / Г.П. Ванская. — М.: Либерея, 2017. — 883 c.

  2. Щепина, Анастасия Петровна Римское право. Шпаргалка / Щепина Анастасия Петровна. — М.: РГ-Пресс, Оригинал-макет, 2016. — 757 c.

  3. Историческая наука и методология истории в России XX века. — М.: Северная Звезда, 2016. — 415 c.
Что такое «сделка с правосудием»
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here