Что должен делать врач по отношению к лицу, объявившему голодовку

Самое важное в статье: "Что должен делать врач по отношению к лицу, объявившему голодовку" с комментариями и выводами профессионалов. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то на них всегда может ответить наш дежурный юрист.

Пожилые и старые люди

ВМА на 41-й ассамблее (Гонконг, 1989 г.) приняла Деклара­цию, которая была отредактирована 126-й сессией Совета ВМА (Иерусалим, 1990 г.), об отношении врачей к пожилым людям и старикам. ВМА отмечает, что в мире можно видеть различные формы жестокого обращения с такими лицами. Пожилые люди могут страдать нарушениями моторики, психики и способнос­ти ориентироваться в пространстве и поэтому нуждаться в по­стороннем уходе. Семьи и общество могут посчитать таких лиц обременительными и свести до минимума необходимые по­следним помощь и уход.

Причинами таких явлений могут быть зависимость пожилых и старых людей от лиц, обеспечивающих уход, слабость семей­ных уз, давление семейных проблем, недостаток материальных ресурсов, психологические особенности лиц, проявляющих жестокость, недостаток социальной поддержки в виде низкой оплаты услуг по уходу, что способствует негуманной позиции персонала.

Плохое обращение со стариками все чаще констатируется медицинскими и социальными службами. В связи с этим Все­мирная медицинская ассоциация заявляет, что врачи обязаны защищать физические и психологические интересы стариков. К сожалению, предлагаемые ВМА меры едва ли приемлемы для российских врачей. Например:

1. Врачи должны контролировать получение пациентом максимума возможной помощи, общаясь напрямую со стари­ ком, социальной службой и семьей.

Если врач подозревает плохой уход, он обязан сообщить об этом в социальную службу, опекающую старика, либо его семье. Если, несмотря на принятые врачом меры, плохое обра­щение сохраняется, а также в случаях высокой вероятности ги­бели пациента врач обязан поставить в известность власти.

Право стариков на свободный выбор врача не должно ограничиваться. Национальные медицинские ассоциа­ции — члены ВМА должны бороться за обеспечение этого пра­ва в любой медико-социальной системе.

Декларация рекомендует следующие правила для врачей, ле­чащих пожилых и старых людей:

выявить старых людей, по отношению к которым возмож­но жестокое обращение и/или пренебрежение;

профессионально оценить и провести лечение послед­ствий жестокого обращения;

оставаться объективными и непредвзятыми;

попытаться установить и поддерживать терапевтическое взаимодействие с семьей такого пациента (зачастую врач — единственный профессионал, поддерживающий длительный контакт с семьей);

в соответствии со своим статусом сообщать о всех предпо­лагаемых случаях жестокого и/или пренебрежительного обращения со стариками;

по возможности использовать помощь медицинских, со­циальных и психиатрических служб;

с целью уменьшения напряженности в семьях высокого риска всячески способствовать увеличению общественной поддержки служб, обеспечивающих патронажную помощь.

Объявившие голодовку

Этические правила, которых должны придерживаться врачи по отношению к лицам, объявившим голодовку, были деклари­рованы 43-й ассамблеей ВМА (Мальта, 1991 г.) и отредактиро­ваны 44-й ассамблеей (Марбелла, Испания, 1992 г.).

Прежде всего дается такое определение объявившего голо­довку: это человек, находящийся в здравом уме и решивший отказаться от приема пищи и/или воды в течение длительного периода времени.

Участники ассамблеи полагают, что у врача и голодающих устанавливаются отношения «врач — пациент» с момента, ког­да врач соглашается ухаживать за объявившим голодовку чело­веком. Соответственно это налагает на врача обязательства, вы­текающие из отношений «врач — пациент», включая обязан­ности получения согласия пациента на проведение любого вмешательства и сохранения врачебной тайны.

Декларация рекомендует, чтобы врач в таких ситуациях со­блюдал обычные этические правила — уважал автономию свое­го пациента и любую процедуру медицинского вмешательства проводил лишь с информированного осознанного его согла­сия. Однако лица, объявившие голодовку, могут создать ситуа­ции, вступающие в противоречие с этими положениями. Нап­ример, человек, объявивший голодовку, запрещает проводить в отношении него реанимационные мероприятия после того, как он впадет в состояние комы и будет умирать. В этой ситуации, с одной стороны, моральный долг врача — уважать принцип ав­тономии личности пациента, и поэтому решение в пользу про­ведения медицинского вмешательства подрывает основы этого принципа. С другой стороны, решение не проводить вмеша­тельства делает врача безучастным свидетелем неизбежной ги­бели человека, а это едва ли согласуется с моральным долгом врача. Как же врачу решать эту непростую дилемму?

Право окончательного решения о проведении (или непрове­дении) медицинского вмешательства сохраняется за врачом. Врач и только врач имеет право решать этот вопрос, и вмеша­тельство лиц, чьи интересы не совпадают с интересами паци­ента, абсолютно недопустимо. Вместе с тем необходимо ясно

объяснить голодающему свою позицию в этом вопросе: согла­сен ли врач с его отказом от лечения или от искусственного кормления. Если пациент не согласен с желанием врача прово­дить реанимационные мероприятия, пациент имеет право ис­кать себе другого врача.

При общении с лицами, объявившими голодовку, врачам це­лесообразно руководствоваться следующими рекомендациями.

Врач должен располагать максимально возможными анам­нестическими данными в отношении объявившего голодовку. Перед началом голодовки следует тщательно обследовать тако­го пациента и объяснить ему возможные последствия голодов­ки. По желанию голодающего ему должна быть предоставлена возможность ознакомления с мнением другого специалиста-медика. Врач обязан информировать членов семьи пациента, объявившего голодовку, о его намерениях, за исключением тех случаев, когда пациент недвусмысленно запретил это делать.

При проведении наблюдения оправдано лечение инфекций, возможно предоставление совета голодающему больше пить или внутривенно вводить физиологический раствор. Отказ от подобного вмешательства не должен влиять на другие аспекты оказания ему медицинской помощи. Любая помощь, оказы­ваемая пациенту, должна быть одобрена им.

Врач должен ежедневно справляться о намерении пациента продолжить голодовку и о желании применения к нему средств медицинского вмешательства на тот случай, когда он будет не способен принять осознанное решение по этому поводу. Вся эта информация должна находить отражение в личных записях врача и составлять врачебную тайну.

Как уже отмечалось выше, в случаях, когда голодающий оказывается не в состоянии принять осознанное решение или впадает в состояние комы, врач имеет право принять решение са­мостоятельно, исходя из интересов пациента и принимая во вни­мание ранее полученные сведения о пожеланиях голодающего.

Врач или другой представитель медицинского персонала не должен оказывать на голодающего давления с целью прекраще­ния голодовки как формы протеста.

Читайте так же:  Где можно получить справку о смерти и что для этого нужно сделать

Лица, объявившие голодную забастовку, должны быть за­щищены от любых попыток оказать на них силовое давление. Этот принцип может подразумевать изоляцию голодающего, в том числе от товарищей по забастовке.

Что должен делать врач по отношению к лицу, объявившему голодовку?

Врач обязан предоставлять лицу, которое он осматривает, лечит или которому дает советы, честную, ясную и уместную информацию о его состоянии и о предлагаемых ему исследованиях и лечении. На всем протяжении болезни врач должен при своих пояснениях принимать во внимание особенности личности пациента и следить, правильно ли он понимает происходящее.

Однако в интересах больного и на законных основаниях, которые врач определяет по совести, больной может быть оставлен в неведении относительно опасного диагноза или прогноза, за исключением случаев, когда постигшее его заболевание подвергает риску заражения других лиц.

Смертельный прогноз может быть объявлен только с осмотрительностью, но близкие больного, как правило, должны быть о нем предупреждены, если предварительно больной не запретил подобное откровение или не указал конкретно, кому следует его сделать.

Эта статья поднимает традиционные вопросы. Три ее абзаца касаются трех тесно переплетенных деонтологических обязанностей, внешне отдельных, но, по-человечески рассуждая, дополняющих друг друга.

Нередко больной так критикует врача: «Он мне ничего не сказал», или «Я не понял, что он мне сказал». Б. Ерни справедливо заметил, что в иных случаях это может означать: «Он не сказал мне того, что я ожидал от него услышать». Адаптация информации к уровню, доступному пониманию пациента, является необходимым условием действительного согласия со стороны больного, особенно если существует выбор способов лечения. Эта информация, с судебной точки зрения, должна быть простой, приблизительной, понятной и честной. Эти эпитеты имеют достоинство лаконичности; но они выглядят весьма теоретическими в повседневной работе врача. В этом еще одна причина для того, чтобы он уделял самое большое внимание этому информационному вопросу именно с точки зрения восприятия пояснений больным и его окружением.

Ассоциация медиков справедливо замечает, что «речь идет не о простом высказывании, которое можно побыстрее выдать за один раз, но о постоянной, длящейся на всем протяжении заболевания, обязанности, которая должна адаптироваться к личности больного и быть ему понятной».

Примерно за полвека мы стали свидетелями настоящей революции мышления. Сегодня нельзя уже рассматривать больного как «существо почти совершенно слепое, очень страдающее и по существу пассивное», как выразился Луи Порт. «Общественное мнение сегодня уже не пассивно, и эту перемену игнорировать невозможно»,— констатирует его преемник во главе Ассоциации Б. Глорион.

Медицинская тайна не может быть против больного, «она устанавливалась в интересах пациентов», как уточняет сам же Кодекс деонтологии. Развитие понятий, развитие юриспруденции многое выявляют, в том числе и в их крайних выражениях: «больной является господином тайны», «тайна — это собственность больного», «больной — это владелец тайны. » — но понимает ли он ее полностью? Все это вопрос, с которым нам придется иметь дело в дальнейшем.

Явный недостаток общения с пациентом лежит в основе целого ряда жалоб в отношении врача. Простое и понятное объяснение остается лучшим средством предупредить подобные ситуации. От врача зависит избегать выражений неосторожных или слишком болезненных, порой опасных даже для самого нравственно крепкого больного. Тому, кого уважают, не лгут, но осведомлять можно, не распиная. Всякий врачующий должен бы уметь разбираться в механизмах защиты больного, чтобы лучше подвести его к восприятию правды о нем; шаг за шагом, не торопя его в психологическом движении.

Пожилые и старые люди

ВМА на 41-й ассамблее (Гонконг, 1989 г.) приняла Деклара­цию, которая была отредактирована 126-й сессией Совета ВМА (Иерусалим, 1990 г.), об отношении врачей к пожилым людям и старикам. ВМА отмечает, что в мире можно видеть различные формы жестокого обращения с такими лицами. Пожилые люди могут страдать нарушениями моторики, психики и способнос­ти ориентироваться в пространстве и поэтому нуждаться в по­стороннем уходе. Семьи и общество могут посчитать таких лиц обременительными и свести до минимума необходимые по­следним помощь и уход.

Причинами таких явлений могут быть зависимость пожилых и старых людей от лиц, обеспечивающих уход, слабость семей­ных уз, давление семейных проблем, недостаток материальных ресурсов, психологические особенности лиц, проявляющих жестокость, недостаток социальной поддержки в виде низкой оплаты услуг по уходу, что способствует негуманной позиции персонала.

Плохое обращение со стариками все чаще констатируется медицинскими и социальными службами. В связи с этим Все­мирная медицинская ассоциация заявляет, что врачи обязаны защищать физические и психологические интересы стариков. К сожалению, предлагаемые ВМА меры едва ли приемлемы для российских врачей. Например:

1. Врачи должны контролировать получение пациентом максимума возможной помощи, общаясь напрямую со стари­ ком, социальной службой и семьей.

Если врач подозревает плохой уход, он обязан сообщить об этом в социальную службу, опекающую старика, либо его семье. Если, несмотря на принятые врачом меры, плохое обра­щение сохраняется, а также в случаях высокой вероятности ги­бели пациента врач обязан поставить в известность власти.

Право стариков на свободный выбор врача не должно ограничиваться. Национальные медицинские ассоциа­ции — члены ВМА должны бороться за обеспечение этого пра­ва в любой медико-социальной системе.

Декларация рекомендует следующие правила для врачей, ле­чащих пожилых и старых людей:

выявить старых людей, по отношению к которым возмож­но жестокое обращение и/или пренебрежение;

профессионально оценить и провести лечение послед­ствий жестокого обращения;

оставаться объективными и непредвзятыми;

попытаться установить и поддерживать терапевтическое взаимодействие с семьей такого пациента (зачастую врач — единственный профессионал, поддерживающий длительный контакт с семьей);

в соответствии со своим статусом сообщать о всех предпо­лагаемых случаях жестокого и/или пренебрежительного обращения со стариками;

по возможности использовать помощь медицинских, со­циальных и психиатрических служб;

с целью уменьшения напряженности в семьях высокого риска всячески способствовать увеличению общественной поддержки служб, обеспечивающих патронажную помощь.

Объявившие голодовку

Этические правила, которых должны придерживаться врачи по отношению к лицам, объявившим голодовку, были деклари­рованы 43-й ассамблеей ВМА (Мальта, 1991 г.) и отредактиро­ваны 44-й ассамблеей (Марбелла, Испания, 1992 г.).

Читайте так же:  Как правильно оформить дарение дома с земельным участком

Прежде всего дается такое определение объявившего голо­довку: это человек, находящийся в здравом уме и решивший отказаться от приема пищи и/или воды в течение длительного периода времени.

Участники ассамблеи полагают, что у врача и голодающих устанавливаются отношения «врач — пациент» с момента, ког­да врач соглашается ухаживать за объявившим голодовку чело­веком. Соответственно это налагает на врача обязательства, вы­текающие из отношений «врач — пациент», включая обязан­ности получения согласия пациента на проведение любого вмешательства и сохранения врачебной тайны.

Декларация рекомендует, чтобы врач в таких ситуациях со­блюдал обычные этические правила — уважал автономию свое­го пациента и любую процедуру медицинского вмешательства проводил лишь с информированного осознанного его согла­сия. Однако лица, объявившие голодовку, могут создать ситуа­ции, вступающие в противоречие с этими положениями. Нап­ример, человек, объявивший голодовку, запрещает проводить в отношении него реанимационные мероприятия после того, как он впадет в состояние комы и будет умирать. В этой ситуации, с одной стороны, моральный долг врача — уважать принцип ав­тономии личности пациента, и поэтому решение в пользу про­ведения медицинского вмешательства подрывает основы этого принципа. С другой стороны, решение не проводить вмеша­тельства делает врача безучастным свидетелем неизбежной ги­бели человека, а это едва ли согласуется с моральным долгом врача. Как же врачу решать эту непростую дилемму?

Право окончательного решения о проведении (или непрове­дении) медицинского вмешательства сохраняется за врачом. Врач и только врач имеет право решать этот вопрос, и вмеша­тельство лиц, чьи интересы не совпадают с интересами паци­ента, абсолютно недопустимо. Вместе с тем необходимо ясно

объяснить голодающему свою позицию в этом вопросе: согла­сен ли врач с его отказом от лечения или от искусственного кормления. Если пациент не согласен с желанием врача прово­дить реанимационные мероприятия, пациент имеет право ис­кать себе другого врача.

При общении с лицами, объявившими голодовку, врачам це­лесообразно руководствоваться следующими рекомендациями.

Врач должен располагать максимально возможными анам­нестическими данными в отношении объявившего голодовку. Перед началом голодовки следует тщательно обследовать тако­го пациента и объяснить ему возможные последствия голодов­ки. По желанию голодающего ему должна быть предоставлена возможность ознакомления с мнением другого специалиста-медика. Врач обязан информировать членов семьи пациента, объявившего голодовку, о его намерениях, за исключением тех случаев, когда пациент недвусмысленно запретил это делать.

При проведении наблюдения оправдано лечение инфекций, возможно предоставление совета голодающему больше пить или внутривенно вводить физиологический раствор. Отказ от подобного вмешательства не должен влиять на другие аспекты оказания ему медицинской помощи. Любая помощь, оказы­ваемая пациенту, должна быть одобрена им.

Врач должен ежедневно справляться о намерении пациента продолжить голодовку и о желании применения к нему средств медицинского вмешательства на тот случай, когда он будет не способен принять осознанное решение по этому поводу. Вся эта информация должна находить отражение в личных записях врача и составлять врачебную тайну.

Как уже отмечалось выше, в случаях, когда голодающий оказывается не в состоянии принять осознанное решение или впадает в состояние комы, врач имеет право принять решение са­мостоятельно, исходя из интересов пациента и принимая во вни­мание ранее полученные сведения о пожеланиях голодающего.

Врач или другой представитель медицинского персонала не должен оказывать на голодающего давления с целью прекраще­ния голодовки как формы протеста.

Лица, объявившие голодную забастовку, должны быть за­щищены от любых попыток оказать на них силовое давление. Этот принцип может подразумевать изоляцию голодающего, в том числе от товарищей по забастовке.

Что должен делать врач по отношению к лицу, объявившему голодовку?

Библиографическая ссылка на статью:
Сорокин М.В., Сорокина О.Е. Обеспечение безопасности при организации принудительного кормления лиц отказывающихся от приема пищи в исправительном учреждении // Политика, государство и право. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/11/3533 (дата обращения: 08.02.2019).

На основании ч. 4 ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее: УИК РФ) в случаях отказа осужденного от приема пищи и возникновения угрозы его жизни допускается принудительное питание осужденного по медицинским показаниям.

В соответствии со ст. 42 Федерального закона от 15.07.1995
№ 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее: Федеральный закон) установлен алгоритм действий администрации следственного изолятора (далее: СИЗО), помещения функционирующего в режиме следственного изолятора.

Рассматриваемая нами процедура является по своей сути принудительной и инвазивной[1], т.е. может повлечь негативные последствия в случае отсутствия у лиц профессиональных компетенций необходимых для ее выполнения. Кроме того от ее проведения напрямую зависит жизнь и здоровье лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях.

[1]

Необходимо отметить, что в советский период истории порядок и условия содержания в местах лишения свободы лиц, отказывающихся от приема пищи и порядке их принудительного кормления регулировалось
целым блоком ведомственного законодательства[4].

В соответствии с исправительно-трудовым законодательством РСФСР администрации исправительно-трудовых учреждений и мест содержания под стражей предписывалось выявлять подстрекателей и организаторов отказов от приема пищи, так как они приравнивались к дезорганизаторам деятельности пенитенциарных учреждений.

Проведенный нами анализ современного уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации позволяет констатировать, что кроме положений, закрепленных в УИК РФ и Федеральном законе данный аспект деятельности администрации исправительных учреждений не нашел своей детализации и законодательного регулирования.

В связи с вышесказанным давно возникла необходимость научной проработки алгоритма действий администрации мест содержания под стражей и отбывания наказания, в случае объявления подозреваемым, обвиняемым и осужденным[5] «голодовки».

Начальник исправительного учреждения или лицо его замещающее, после получения информации от дежурного помощника начальника колонии (дежурного помощника начальника следственного изолятора, дежурного помощника начальника тюрьмы) об установлении факта отказа от приема пищи осужденным обязан в течении суток провести личную беседу с целью выяснения конкретных причин, послуживших основанием для непринятия пищи и доложить о случившемся начальнику территориального органа; уполномоченному прокурору по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы; лицу или органу, за которым числится подозреваемый, обвиняемый, содержащийся под стражей.

В случае признания причин, послуживших основанием для отказа от приема пищи обоснованными и законными, необходимо срочно предпринять все возможные меры к удовлетворению законных требований, выдвинутых осужденным.

Читайте так же:  Правомерно ли предоставление служебного жилья, которое находится в другом городе или гарнизоне, знач

При выдвижении лицом необоснованных требований необходимо в личной беседе указать на незаконность действий и привлечь к разъяснительной работе сотрудников медицинской части ИУ и сотрудников психологической службы с целью оказания квалифицированной помощи и разъяснительной работы о пагубности и вреде, который своему здоровью может причинить себе своими действиями.

В ходе беседы осужденному необходимо предложить подать письменное заявление по факту объявления голодовки, в котором указать причины, послужившие основанием для отказа от приема пищи.

В течении суток после реального отказа от приема пищи осужденный по постановлению начальника ИУ или лица его замещающего переводится на одиночное содержание и за его поведением организуется усиленный надзор сотрудниками дежурной смены, а также с помощью инженерно-технических средств надзора (системы видеонаблюдения).

Осужденный, с целью изоляции, переводится в изолированное помещении штрафного изолятора, помещении камерного типа, едином помещении камерного типа; лицо содержится под стражей переводится в карцер; осужденный к пожизненному лишению свободы в одиночную камеру. После водворения лица в камерное помещение на него сотрудником отдела безопасности (режима) заводится карточка учета доставки пищи.

В течении первых трех суток после объявления голодовки осужденный должен быть подвергнут на предмет медицинского освидетельствования с целью установления его психического и общесоматического состояния. Выводы о состоянии здоровья должны быть внесены в амбулаторную карту.

Видео (кликните для воспроизведения).

Освобождение лица, отказывающегося от приема пищи от работы и выполнения других обязанностей, предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством, производится только по медицинским основаниям по письменному указанию наблюдающего врача или начальника медицинской части ИУ.

Необходимое амбулаторное лечение и оказание неотложной медицинской помощи при осложнении состояния здоровья оказывается в помещении, в котором содержится осужденный.

Осужденному, переведенному на одиночное содержание, по факту отказа от приема пищи, в соответствии с распорядком дня ИУ осуществляется выдача пищи на общих основаниях по нормам, закрепленных в приказе Минюста России от 02.08.2005 № 125[6]. В случае продолжения отказа от приема пищи еда через два часа убирается и о каждом факте делается запись в карточке учета доставки пищи. При этом факт предоставления питания должен быть снят на носимый видеорегистратор.

Перевод осужденного на принудительное кормление производится по заключению наблюдающего врача по письменному решению начальника ИУ с обязательным извещением прокурора по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы.

Начало принудительного кормления и периодичность указанной процедуры определяется наблюдающим врачом с учетом соматического состояния осужденного.

Приготовление питательной смеси осуществляется по рациону, составленного сотрудником медицинской части, по нормам предусмотренным приложением № 7 к приказу Минюста России от 02.08.2005 № 125.

Процедура принудительного кормления осуществляется только сотрудниками медицинской части ИУ под контролем сотрудников дежурной смены отдела безопасности (режима) в присутствии ДПНК (ДПНТ, ДПНСИ).

Перед началом принудительного кормления осужденному разъясняется о наступлении последствий угрожающих для его жизни и необходимости принятия пищи.

При оказании осужденным физического сопротивления сотруднику медицинской части ИУ, приступающему к принудительному кормлению, в отношении него применяются наручники, в виде средств сдерживания. При этом сотрудниками должна быть обеспечена не только личная безопасность медицинского персонала, но и применяются меры, для удержания осужденного в положении, необходимым для проведения процедуры.

С целью осуществления принудительного кормления используется зонд с воронкой. Перед началом процедуры используемый инструмент подвергается кипячению и обязательному охлаждению до комфортной температуры. При проведении принудительного кормления, с целью предотвращения откусывания зонда, а также причинения травм сотруднику, в раскрытый рот осужденного необходимо вставить роторасширителем.

Вводимый зонд должен быть влажным с целью минимизации неприятных ощущений и обеспечения скольжения при его введении в организм. Сотрудник медицинской службы должен следить за тем, чтобы зонд не попал в трахею. После введения зонда необходимо потребовать от осужденного сказать несколько слов или издать звуки. Способность лица свободно дышать и говорить будет свидетельствовать о том, что зонд правильно введен в организм человека.

Убедившись в этом, сотрудник медицинской части вначале должен влить в воронку небольшое количество кипяченной воды и только после этого начинать вводить в организм человека приготовленную питательную смесь.

По каждому факту проведения процедуры принудительного кормления осужденного о нем производится запись в медицинской карте с указанием даты, времени, состава питательной смеси, которая подтверждается подписью с указанием занимаемых сотрудниками, присутствовавшими при процедуре, должностей.

Во избежание несчастных случаев при проведении принудительного кормления (повреждение челюсти или зубов, введение зонда вместо пищевода в трахею, рефлекторной остановки дыхания или сердечной деятельности при введении зонда, удушения зубными протезами и т.д.) врач или фельдшер должен владеть необходимыми профессиональными навыками, необходимыми для этой процедуры, а также уметь проводить реанимационные мероприятия и иметь при себе необходимые медицинские препараты и средства для оказание срочной медицинской помощи.

В случае улучшения здоровья осужденного в отношении которого применена процедура принудительного кормления и отсутствия дальнейшей угрозы его жизни и здоровью проведение указанной процедуры прекращается, о чем производится запись в медицинской карте.

Разработанная процедура позволит осуществлять принудительное кормление подозреваемых, обвиняемых и осужденных на законных основаниях с соблюдением прав человека, а также контролировать действия администрации исправительного учреждения со стороны прокуратуры по надзору за соблюдением законности в ИУ.

[1] Инвазивный имеющий отношение к любой терапии или процедуре, при которой происходит «вторжение» в тело каким-либо прямым способом, особенно хирургическим. Оксфордский толковый словарь по психологии / под ред. А. Ребера, 2002. URL: http:// vocabulary.ru/dictionary/487/word/invazivnyi

[2] Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Раппаз против Швейцарии» (Rappaz v.Switzerland) от 26.03.2013, жалоба № 73175/10.

[3] Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Хороз против Турции» (Horoz v.Turkey) от 31.03.2009, жалоба № 1639/03.

[4] См., например: Инструкция о режиме содержания в следственных изоляторах МВД СССР: приказ МВД СССР от 01.09.1972 № 0470; Положение о медицинском обслуживании лиц, содержащихся в исправительно-трудовых учреждениях МВД РСФСР: приказ МВД РСФСР от 30.05.1975 № 125; Инструкция о порядке проведения профилактики правонарушений в исправительно-трудовых учреждениях и следственных изоляторах МВД СССР: приказ МВД РСФСР от 23.07.1981 № 113.

Читайте так же:  Как забронировать электронную очередь на границе россии с эстонией

[5] Далее авторами будет использован термин «осужденный».

[6] Об утверждении Норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, на мирное время: приказ Минюста России от 02.08.2005 № 125 // Доступ из спр.-прав. системы КонсультантПлюс.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:

© 2019. Электронный научно-практический журнал «Политика, государство и право».

Пожилые и старые люди

ВМА на 41-й ассамблее (Гонконг, 1989 г.) приняла Деклара­цию, которая была отредактирована 126-й сессией Совета ВМА (Иерусалим, 1990 г.), об отношении врачей к пожилым людям и старикам. ВМА отмечает, что в мире можно видеть различные формы жестокого обращения с такими лицами. Пожилые люди могут страдать нарушениями моторики, психики и способнос­ти ориентироваться в пространстве и поэтому нуждаться в по­стороннем уходе. Семьи и общество могут посчитать таких лиц обременительными и свести до минимума необходимые по­следним помощь и уход.

Причинами таких явлений могут быть зависимость пожилых и старых людей от лиц, обеспечивающих уход, слабость семей­ных уз, давление семейных проблем, недостаток материальных ресурсов, психологические особенности лиц, проявляющих жестокость, недостаток социальной поддержки в виде низкой оплаты услуг по уходу, что способствует негуманной позиции персонала.

Плохое обращение со стариками все чаще констатируется медицинскими и социальными службами. В связи с этим Все­мирная медицинская ассоциация заявляет, что врачи обязаны защищать физические и психологические интересы стариков. К сожалению, предлагаемые ВМА меры едва ли приемлемы для российских врачей. Например:

1. Врачи должны контролировать получение пациентом максимума возможной помощи, общаясь напрямую со стари­ ком, социальной службой и семьей.

Если врач подозревает плохой уход, он обязан сообщить об этом в социальную службу, опекающую старика, либо его семье. Если, несмотря на принятые врачом меры, плохое обра­щение сохраняется, а также в случаях высокой вероятности ги­бели пациента врач обязан поставить в известность власти.

Право стариков на свободный выбор врача не должно ограничиваться. Национальные медицинские ассоциа­ции — члены ВМА должны бороться за обеспечение этого пра­ва в любой медико-социальной системе.

Декларация рекомендует следующие правила для врачей, ле­чащих пожилых и старых людей:

выявить старых людей, по отношению к которым возмож­но жестокое обращение и/или пренебрежение;

профессионально оценить и провести лечение послед­ствий жестокого обращения;

оставаться объективными и непредвзятыми;

попытаться установить и поддерживать терапевтическое взаимодействие с семьей такого пациента (зачастую врач — единственный профессионал, поддерживающий длительный контакт с семьей);

в соответствии со своим статусом сообщать о всех предпо­лагаемых случаях жестокого и/или пренебрежительного обращения со стариками;

по возможности использовать помощь медицинских, со­циальных и психиатрических служб;

с целью уменьшения напряженности в семьях высокого риска всячески способствовать увеличению общественной поддержки служб, обеспечивающих патронажную помощь.

Объявившие голодовку

Этические правила, которых должны придерживаться врачи по отношению к лицам, объявившим голодовку, были деклари­рованы 43-й ассамблеей ВМА (Мальта, 1991 г.) и отредактиро­ваны 44-й ассамблеей (Марбелла, Испания, 1992 г.).

Прежде всего дается такое определение объявившего голо­довку: это человек, находящийся в здравом уме и решивший отказаться от приема пищи и/или воды в течение длительного периода времени.

Участники ассамблеи полагают, что у врача и голодающих устанавливаются отношения «врач — пациент» с момента, ког­да врач соглашается ухаживать за объявившим голодовку чело­веком. Соответственно это налагает на врача обязательства, вы­текающие из отношений «врач — пациент», включая обязан­ности получения согласия пациента на проведение любого вмешательства и сохранения врачебной тайны.

Декларация рекомендует, чтобы врач в таких ситуациях со­блюдал обычные этические правила — уважал автономию свое­го пациента и любую процедуру медицинского вмешательства проводил лишь с информированного осознанного его согла­сия. Однако лица, объявившие голодовку, могут создать ситуа­ции, вступающие в противоречие с этими положениями. Нап­ример, человек, объявивший голодовку, запрещает проводить в отношении него реанимационные мероприятия после того, как он впадет в состояние комы и будет умирать. В этой ситуации, с одной стороны, моральный долг врача — уважать принцип ав­тономии личности пациента, и поэтому решение в пользу про­ведения медицинского вмешательства подрывает основы этого принципа. С другой стороны, решение не проводить вмеша­тельства делает врача безучастным свидетелем неизбежной ги­бели человека, а это едва ли согласуется с моральным долгом врача. Как же врачу решать эту непростую дилемму?

Право окончательного решения о проведении (или непрове­дении) медицинского вмешательства сохраняется за врачом. Врач и только врач имеет право решать этот вопрос, и вмеша­тельство лиц, чьи интересы не совпадают с интересами паци­ента, абсолютно недопустимо. Вместе с тем необходимо ясно

объяснить голодающему свою позицию в этом вопросе: согла­сен ли врач с его отказом от лечения или от искусственного кормления. Если пациент не согласен с желанием врача прово­дить реанимационные мероприятия, пациент имеет право ис­кать себе другого врача.

При общении с лицами, объявившими голодовку, врачам це­лесообразно руководствоваться следующими рекомендациями.

Врач должен располагать максимально возможными анам­нестическими данными в отношении объявившего голодовку. Перед началом голодовки следует тщательно обследовать тако­го пациента и объяснить ему возможные последствия голодов­ки. По желанию голодающего ему должна быть предоставлена возможность ознакомления с мнением другого специалиста-медика. Врач обязан информировать членов семьи пациента, объявившего голодовку, о его намерениях, за исключением тех случаев, когда пациент недвусмысленно запретил это делать.

При проведении наблюдения оправдано лечение инфекций, возможно предоставление совета голодающему больше пить или внутривенно вводить физиологический раствор. Отказ от подобного вмешательства не должен влиять на другие аспекты оказания ему медицинской помощи. Любая помощь, оказы­ваемая пациенту, должна быть одобрена им.

Врач должен ежедневно справляться о намерении пациента продолжить голодовку и о желании применения к нему средств медицинского вмешательства на тот случай, когда он будет не способен принять осознанное решение по этому поводу. Вся эта информация должна находить отражение в личных записях врача и составлять врачебную тайну.

Как уже отмечалось выше, в случаях, когда голодающий оказывается не в состоянии принять осознанное решение или впадает в состояние комы, врач имеет право принять решение са­мостоятельно, исходя из интересов пациента и принимая во вни­мание ранее полученные сведения о пожеланиях голодающего.

Читайте так же:  Как узнать свою кредитную историю

Врач или другой представитель медицинского персонала не должен оказывать на голодающего давления с целью прекраще­ния голодовки как формы протеста.

Лица, объявившие голодную забастовку, должны быть за­щищены от любых попыток оказать на них силовое давление. Этот принцип может подразумевать изоляцию голодающего, в том числе от товарищей по забастовке.

[3]

Об отношении врачей к лицам, объявившим голодовку

Об отношении врачей к лицам, объявившим голодовку

Декларация об отношении врачей к лицам, объявившим голодовку

Принята 43-ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Мальта, ноябрь 1991

отредактирована 44-ой Всемирной Медицинской Ассамблеей

Марбэлла, Испания, сентябрь 1992

1. Врач, наблюдающий человека, объявившего голодовку, сталкивается со следующими ценностными конфликтами:

1.1 Моральный долг каждого человека — свято уважать жизнь. Примером может служить деятельность врача, который призван служить делу спасения жизни своих пациентов.

1.2 Врач обязан уважать автономию личности своего пациента. Прежде чем осуществить любую процедуру медицинского вмешательства, врач обязан получить от своего пациента информированное осознанное согласие, за исключением случаев, когда чрезвычайные обстоятельства заставляют врача действовать, руководствуясь своим пониманием интересов больного.

2. Противоречивость этой ситуации очевидна в случае, когда человек, объявивший голодовку, запрещает проводить в отношении него реанимационные мероприятия после того, как он впадет в состояние комы и будет умирать. С одной стороны, моральный долг обязывает врача реанимировать пациента, даже против его воли, а с другой — долг врача — уважать автономию личности пациента.

2.1 Решение в пользу проведения медицинского вмешательства подрывает основы принципа автономии личности пациента.

2.2 Решение не проводить вмешательства делает врача безучастным свидетелем неизбежной гибели человека.

3. Считается, что установление отношений «врач — пациент» происходит во всех случаях, когда, по велению своего долга, врач лечит человека или выступает в роли его советчика. Эти отношения существуют вне зависимости от согласия пациента на проведение тех или иных форм медицинского вмешательства. С момента, когда врач соглашается ухаживать за объявившим голодовку человеком, тот становится его пациентом. Соответственно, это налагает на врача обязательства, вытекающие из отношений «врач -пациент», включая обязанности получения согласия пациента на проведение любого вмешательства и сохранения врачебной тайны.

4. Право окончательного решения о проведении (или непроведении) медицинского вмешательства должно принадлежать только врачу и исключать вмешательство в решение этого вопроса со стороны третьих лиц, чьи интересы не совпадают с интересами пациента. Вместе с тем, врач должен дать ясно понять голодающему, согласен ли он с желанием последнего отказаться от лечения или от искусственного кормления. В случае, если врач не может согласиться с желанием пациента отказаться от его помощи, голодающему придется искать другого врача.

Общие принципы ведения лиц, объявивших голодовку

Поскольку священное отношение к жизни является фундаментальным принципом медицинской профессии, при общении с лицами, объявившими голодовку, врачам целесообразно руководствоваться следующими рекомендациями:

[2]

Объявивший голодовку — человек, находящийся в здравом уме и решивший отказаться от приема пищи и/или воды в течение длительного периода времени.

2. Этичное поведение

2.1 Врач должен располагать максимально подробными анамнестическими сведениями о пациенте.

2.2 Перед началом голодовки врач должен провести тщательное исследование человека, ее объявляющего.

2.3 Врач или другой представитель медицинского персонала не должны оказывать на голодающего давления с целью прекращения голодовки как формы протеста. Оказание помощи голодающему не должно иметь условием прекращение голодовки.

2.4 Врач обязан информировать голодающего о медицинских последствиях голодовки. Рассчитывать на осознанность решения голодающего можно только в том случае, когда (при необходимости — с помощью переводчика) решена коммуникативная проблема.

2.5. По желанию голодающего, ему должна быть предоставлена возможность ознакомиться с мнением другого специалиста-медика. В случае, если голодающий предпочтет получать помощь от другого врача, ему должно быть это разрешено. Если голодающий является заключенным, такое разрешение должен давать тюремный врач.

2.6 Оправдано лечение инфекций, совет голодающему больше пить или внутривенно вводить физиологический раствор. Отказ от подобного вмешательства не должен влиять на другие аспекты оказания ему медицинской помощи. Любая помощь, оказываемая пациенту, должна быть одобрена им.

Врач должен ежедневно справляться о намерении пациента продолжить голодовку и о желании применения к нему средств медицинского вмешательства на тот случай, когда он будет не способен принять осознанное решение по этому поводу. Вся эта информация должна находить отражение в личных записях врача и составлять врачебную тайну.

4. Искусственное питание

В случаях, когда голодающий оказывается не в состоянии принять осознанное решение или впадает в состояние комы, врач имеет право принять решение самостоятельно, исходя из интересов пациента и принимая во внимание ранее полученные сведения о пожеланиях голодающего по этому поводу (п. 4 «Преамбулы» к настоящей «Декларации»).

5. Применение силы

Лица, объявившие голодную забастовку, должны быть защищены от любых попыток оказать на них силовое давление. Обеспечение этого принципа может подразумевать изолирование голодающего, в том числе, и от товарищей по забастовке.

Видео (кликните для воспроизведения).

Врач обязан информировать членов семьи пациента, объявившего голодовку, о его намерениях, за исключением тех случаев, когда пациент недвусмысленно запретил это делать.

Источники


  1. Николаева, Т.П. Деятельность защитника на судебном следствии / Т.П. Николаева. — М.: Саратов: Саратовский Университет, 2013. — 574 c.

  2. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.

  3. Власенко, Н.А. Модернизация специальностей в юриспруденции. Сборник материалов по итогам подготовки паспорта специальностей научных работников / Н.А. Власенко. — М.: Проспект, 2015. — 747 c.
Что должен делать врач по отношению к лицу, объявившему голодовку
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here